?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Как сообщает РБК, 28 февраля сотрудники правоохранительных органов провели обыск у журналистки и правозащитницы Зои Световой в рамках дела по обвинению бывшего олигарха Михаила Ходорковского и других, возбужденного 20 июня 2003 года по факту хищения средств у государства и ОАО «Апатит». По версии следствия, из этих похищенных средств происходит финансирование различных организаций, физических лиц, в том числе и Зои Световой, - сообщила адвокат Анна Ставицкая.

Естественно, в либеральной среде и блогосфере тут же поднялся оглушительный шум, а подъезд, где находится её квартира, наполнился известными личностями, вроде Александра Подрабинека и Людмилы Улицкой, увидевшей в происходящем «новый размах ужасных качелей» и «ужасный знак».

Страница Световой в Фейсбуке буквально разрывалась от тревожных и гневных постов сочувствующих журналистке. Естественно, вспомнили её родителей, преследуемых советской властью в 80-е годы прошлого века. Писатель Борис Акунин (Чхартишвили) протрубил в своём блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы»: «Смысл акции очевиден: хрен вам, а не оттепель, ишь чего удумали… Но вот Зою они трогают зря. Зоя Светова – один из самых светлых людей нашей не самой светлой страны. Зою любят и уважают все, кого я знаю. Её защита — отличный повод всем объединиться». Сама журналистка после окончания обыска написала в Фейсбуке, что никаких причин проводить это мероприятие не было, и по традиции назвала произошедшее «путинским произволом», заявив также о желании «освятить квартиру».

Действительно, как интересно сочетается «Светова» - «светлая». Правда, по информации Википедии, настоящая фамилия её отца диссидента Феликса Светова – Фридлянд.

В связи с этим событием мне вспомнился один эпизод, связанный со Светланой Давыдовой, обвинённой в шпионаже в пользу Украины в начале 2015 года. История такова: как пишет газета «Коммерсант», в апреле 2014 года Давыдова заметила, что воинская часть, расположенная по соседству с ее домом, фактически опустела. И женщина решила, что речь солдаты отправились в Донецк, о чём сообщила в посольство Украины. Правда, дело вскоре было прекращено, и все поднятые в правозащитной среде страсти улеглись.

Тогда правозащитница Зоя Светова, занимавшаяся делом Давыдовой, в интервью «Радио Свобода» заявила, что в России растет новая волна шпиономании, связанная с событиями на Украине, и провела даже аналогии с одним литературным персонажем: «История Светланы Давыдовой, то, что рассказывает ее муж, это совершенно безумная история. Но помните, у Солженицына в одной из его повестей была история, как человек в американское посольство тоже позвонил, и тоже его потом посадили. То есть, в общем, такие истории, которые возвращают нас ещё и во времена холодной войны».

Забавно, Светова говорит так, будто это совершенно нелепо, посадить человека за звонок в иностранное посольство. Правда, не уточняет обстоятельства. Речь идёт о романе «В круге первом», сюжет которого разворачивается в Москве в декабре 1949 года. Советский дипломат, служащий Министерства Иностранных Дел СССР Иннокентий Володин, после мучительных раздумий звонит в посольство США и сообщает о том, что готовится передача советскому агенту сведений, касающихся атомной бомбы. Подробнее образ этого предателя мною описан здесь. То есть, в отличие, от Давыдовой, повествование в романе идёт о человеке, имевшим доступ к сведениям, составлявшим государственную тайну. И само действие происходит после Великой Отечественной войны, когда США готовили план ядерного удара по СССР!

Попался на глаза мне ещё один интересный момент. В октябре прошлого года в программе «В тюрьму за свободу слова» на «Радио Свобода», посвящённой приговору блоггеру Антону Носику по статье 282 УК РФ («Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе»), Зоя Светова возмутилась тем, что русофоб Борис Стомахин получил тюремный срок за свои высказывания: «Его уже третий раз судят, он получил семь лет. Его высказывания мне тоже совсем не нравятся, он говорит, примерно, то же самое (что и Носик – прим. авт.), только про Россию: что Россию должны уничтожить чеченские террористы или кто-то еще. Это тоже совершенно безумное высказывание, но за это человек сидит, и уже не первый раз, сейчас его должны вообще посадить в крытую тюрьму, где ни адвокаты, ни родственники его не увидят, не будет писем... Его очень жестоко преследуют».

А далее, когда ведущий Сергей Медведев напомнил, что правозащитники приветствовали принятие статьи 282 УК РФ в 2002 году, Светова сказала: «Потому что эта статья была призвана привлекать к ответственности антисемитов, каких-то людей, которые действительно разжигали национальную рознь и вражду». Что же это получается, только лишь антисемиты разжигают ненависть?! А русофобы? Но, по мнению правозащитницы, эта статья «постепенно стала политической статьей, по которой стали привлекать вообще любых инакомыслящих и заменила советские статьи 190 и 70»(«антисоветская агитация и пропаганда, направленная на разрушение советского строя»). Вообще-то Стомахин призывал убивать русских и даже устроить ядерный взрыв на территории России! Подробнее здесь. Понятно, что он не был способен собрать атомную бомбу в своей квартире, но его призывы были самыми агрессивными, и за это он должен отвечать.

Такие вот маленькие штрихи к портрету «светлой» Световой. Кстати говоря, по совпадению в романе Солженицына, упомянутом этой журналисткой и правозащитницей, главного героя толкает на предательство его родной дядя, имя которого было Авенир, в переводе с иврита означающего «отец света». То есть вроде бы он должен выступать этаким хранителем всего светлого и доброго. Но по сюжету произведения это явно не так. Так что не всё светлое, что таковым зовётся.


Profile

stasrus2009
Станислав Крутиков

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner