August 28th, 2016

Невзоров, хомяк и патриотизм



В конце прошлой неделе журналист Александр Невзоров в очередной раз шокировал общественность, разместив в своём аккаунте в Твиттере фотографию, как он препарировал умершего домашнего хомяка. При этом присутствовал его сын. Пользователи сети довольно негативно отреагировали на этот пост журналиста, и без того скандально известного.

В среду к этой известности Невзоров собственноручно добавил ещё один штрих в эфире радиостанции «Эхо Москвы», где он крайне негативно высказался о патриотизме: «Поймите, власти, кровь из носа, нужен патриотизм. Ей действительно патриотизм, для нее это вопрос жизни и смерти. Но это её проблема, потому что ей ведь как-то надо уговорить за нее подохнуть. Самое главное, что должен уметь делать любой режим – это уметь прикинуться родиной, да? Поймите, ведь если кто-то к вам обратится: вы знаете, надо вот подохнуть, срочно подохнуть, где-нибудь пасть под пулями. Причем просто так, бессмысленно, вот как гибли наши мальчики на ж/д вокзале в Грозном или возле больницы…И патриотизм сам по себе не так плох. Вопрос в том, в чьих руках этот инструмент. Я даже соглашусь признать за патриотизмом некоторую разумность, если кто-нибудь когда-нибудь мне объяснит, за что убили 14 тысяч мальчишек в Чечне. Как выяснилось, убили впустую… Там, конечно, 95%, как всегда – это были военнослужащие, которые покорно дохли. А 5% или даже меньше отважных людей действовали, скажем так, из-за естественной злобы человеческой, из-за азарта воинского и из-за этого страшного наркотика под названием патриотизм».

Конечно, на войне всегда страшно, но и патриотизм – это не только готовность умереть, но и любовь к своей стране, готовность трудиться на её благо. Как известно, и в Православной Церкви Невзоров также видит лишь негатив, в частности, в 2011 году он обвинял священников в педофилии, а также заявлял, что «любая религия учит злобе и нетерпимости». В ответ, протоиерей Всеволод Чаплин обвинил журналиста во лжи. В том же году Невзоров в интервью «Российской газете» и вовсе назвал совесть «культурологическим мифом», а также заявил, что «для человека необходимо знание, что он опасное существо». Как видно, сам Невзоров проявляет нетерпимость к Православию, которое исповедует большинство населения России.

Я никогда не видел никакой метафизики в человеческом теле. И, честно говоря, не очень понимаю функцию, роль и предназначение души. Полагаю, что это просто забавный миф». Очень напоминает рассуждение тургеневского нигилиста Базарова: «И что за таинственные отношения между мужчиной и женщиной? Мы, физиологи, знаем, какие это отношения. Ты проштудируй-ка анатомию глаза: откуда тут взяться, как ты говоришь, загадочному взгляду? Это все романтизм, чепуха, гниль, художество». Однако этот персонаж «Отцов и детей» перед смертью раскаялся в своих заблуждениях и вынужден был признать наличие любви в своём сердце.

Так и борьба Невзорова с Церковью, патриотизмом и культурными нормами общества, а также стремление шокировать публику, не есть ли попытка заглушить какие-то душевные муки?  Ведь он даже не знает, кто его отец (Невзоров носит фамилию матери). Не отсюда ли его борьба со всеми воплощениями архетипа Отца? А потому он просто обречён буквально вариться в собственном негативе, страдая от этого сам, и пытаясь заглушить это страдание очередными попытками задеть общество за живое, при этом ущемляя чувства верующих. Ведь боль, причинённая окружающим, никогда не исцелит боль внутреннюю.