Category: армия

Приговор "сеющим ветер"



Блоггер Владислав Синица 3 сентября был приговорён судом к 5 годам лишения свободы в колонии общего режима, - сообщает «Комсомольская правда». «Следствием и судом установлено, что 31 июля 2019 года Синица, используя сетевой псевдоним «Макс Стеклов», посредством публикации в одной из социальных сетей призвал к противоправным действиям насильственного характера в отношении детей сотрудников правоохранительных органов. Преступный умысел фигуранта был направлен на возбуждение вражды и ненависти ко всем сотрудникам правоохранительных органов и членам их семей. В кратчайшие сроки следствием совместно с оперативными службами житель Подмосковья был установлен и задержан», - сообщила официальный представитель СК России Светлана Петренко.

В тот же день Тверской суд Москвы приговорил к трем годам колонии общего режима Ивана Подкопаева за нападение на сотрудников Росгвардии на несанкционированной акции в центре Москвы 27 июля, - сообщает «Интерфакс». В ходе акции Подкопаев, скрыв лицо под балаклавой, распылил агрессивное химическое вещество в лица сотрудников полиции и военнослужащих Росгвардии. В результате двум пострадавшим военнослужащим, получившим химический ожог слизистой обоих глаз, потребовалась медицинская помощь.

Днём позже Мещанский суд приговорил Евгения Коваленко к 3,5 годам колонии общего режима. Следствие установило, что 27 июля Коваленко толкнул полицейского и тот упал с высоты собственного роста на гранитные ступени в пешеходной зоне, испытав физическую боль. Затем он схватил сотрудника Росгвардии за бронежилет, резко дернув его на себя, и в него же через несколько минут бросил металлическое мусорное ведро.

Итак, за свои поступки некоторым особо отличившимся бузотёрам пришлось ответить. Особого внимания заслуживает горе-блоггер Синица. Запись в Твиттере, за которую он получил тюремный срок уже удалена, но есть и другие. Вот, например: «Все желающие заступиться за честь росхвардии и вломить мне за попирание своей стабильности, - Вы знаете, где меня искать в эту субботу. - я буду там же, где был и в прошлую субботу 27.07. Август уже начался! - Понимаю, как вы за 100 лет истосковались по большой гражданской войне». Есть также скорбь по умершему 25 августа прошлого года сенатору-русофобу Джону Маккейну: «У ватников сегодня праздник. Ещё одного истинного солдата и настоящего патриота не стало; а значит стало ещё легче извращать сами понятия патриотизма и воинского долга».

Один из сотрудников Росгвардии выступил в суде над Синицей как свидетель обвинения. Он рассказал, что участвовал в обеспечении порядка на одной из несанкционированных акций в Москве, его и его коллег фотографировали, снимали на видео, а ролики выложены в соцсетях: «Первого августа я пришел домой с работы, открыл телефон посмотреть новости, «Одноклассники», открыл Твиттер и увидел эти сообщения — призывы похищать детей росгвардейцев для последующей расправы. Меня это насторожило, я стал опасаться за жизнь и здоровье своей дочери».

И его опасения далеко не беспочвенны. В подмосковной деревне Юрово 4 сентября 2007 года 19-летняя Оксана Кузнецова была убита ножом на пороге собственного дома. Она была дочерью Михаила Кузнецова, спецназовца, погибшего при штурме школы в Беслане 3 сентября 2004 года.

А потому таким субъектам, как Синица просто не должно быть места в цивилизованном обществе! Сеющие ветер не пожнут бурю, если их вовремя остановить и заставить отвечать по всей строгости закона.


Коля из Уренгоя и совестливость



Журналист и писатель Виктор Шендерович написал на своей странице в Фейсбуке по поводу выступления школьника Николая Десятниченко в германском Бундестаге: «Беда такой Родине, где совестливый мальчик, способный так остро почувствовать чужую беду, принужден будет оправдываться».

«Георг был одним из 250 000 немецких солдат, которые были окружены советской армией в так называемом «Сталинградском котле». После прекращения боёв он попал в лагерь для военнопленных. (…) История Георга и работа над проектом тронули меня и подтолкнула на посещение захоронения солдат Вермахта вблизи города Копейск. Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не хотели воевать», - слова школьника из Нового Уренгоя, возмутившие патриотов и тронувшие, в свою очередь, либералов.

Напомню, по замыслу организаторов мероприятия, на котором выступал «Коля из Уренгоя», как его прозвали в Интернете, проходившего в рамках Всенародного дня скорби Германии, посвящённого памяти погибших в двух мировых войнах, речь произносили в Бундестаге по три школьника из Германии и России. Российские писали работы по истории жизни немецких военнопленных, а немецкие, соответственно, про советских.

На сайте радиостанции «Эхо Москвы» опубликованы тексты всех этих выступлений. И если Коля Десятниченко, а также Ира Кокорина, рассказывали, как они «опечалились», увидев могилы военнопленных, «невинных и желавших жить в мире», то их немецкие коллеги даже не упомянули сам факт того, что их страна без объявления войны напала на Советский Союз, и тем более не подумали называть советских солдат, попавших в плен к нацистам, «невинными». Так была названа лишь мирная советская гражданка Надежда Труханова. Осталось в стороне и отношение Гитлера к славянам, а также желание фюрера низвести население СССР до положения рабов. Зато было сказано, что советских военнопленных «на Родине часто заочно осуждали и даже судили, пусть это и не нашло отражения в документах». А где же это нашло отражение? Уж не у Солженицына ли, который любил писать «опыты художественного исследования»? Читали, знаем. Тут явно видны плоды уравнивания нацистской Германии и сталинского СССР, а то и демонизации истории нашей страны.

Кто перед кем должен каяться и проявлять «совестливость»?! Как, говоря о жертвах Второй Мировой войны, можно было забыть о нацистской идеологии, которая к этой войне привела?!

Другой журналист, обозреватель «Эха Москвы» Антон Орех написал в своём блоге на сайте этой радиостанции следующее: «Послушав выступление Десятниченко в бундестаге, штатные особо возбудимые граждане и депутаты немедленно заподозрили угрозу пересмотра итогов войны. Вот этот Коля выступил, потом еще какой-нибудь Петя или Гриша выступят и выяснится, что войну выиграли не мы, а фашисты. Я просто никак иначе не могу интерпретировать саму вот эту фразу о «пересмотре итогов». Какие итоги и как еще можно пересмотреть? Гитлер станет хорошим? Восточную Пруссию отдадут Германии?».

Гитлер хорошим, само собой, не станет. Как видно из выступлений немецких школьников, о нём просто позабыли. А вот что касается Восточной Пруссии, то есть нынешней Калининградской области, то тут Орех задал вопрос очень точно. Калининградский городской портал Эксклав.ру в апреле прошлого года сообщал о немецких некоммерческих организациях, которые организовывали стажировки для детей из Калининградской области по так называемым программам обмена. При этом, обмен был односторонним, а отбор очень жёстким. Одним из его критериев была потенциальная перспектива общественного роста кандидата на территории Калининградской области. Приоритет же был отдан детям сотрудников органов власти и военнослужащих. В рамках программы лучшие учащиеся 10-х классов год жили в Германии, учились в немецкой школе и проходили «практику» в немецких учреждениях, в том числе в полиции и в Бундестаге. После возвращения в Калининградскую область школьники оставались в поле зрения организации, дальнейшее их обучение и карьерный рост тщательно отслеживались.

Таким образом имело место не банальное переманивание «мозгов», а именно продвижение в органы власти Калининградской области людей, ориентированных на соседнюю Германию. Для чего? Можно строить различные предположения. При этом надо понимать, что в Германии имеются реваншистские силы, стремящиеся вернуть в состав страны Восточную Пруссию, частью которой до 1945 года была Калининградская область (остальные территории отошли к Польше).

А попавшие в весьма неловкую ситуацию новоуренгойские школьники, сотрудничали с неким «Народным союзом Германии по уходу за военными захоронениями», официальным лозунгом которого является: «Примирение над могилами – работа во имя мира». Однако во имя этого самого мира не стоит забывать о причинах Второй Мировой войны, главной из которой является нацистская идеология расового превосходства, которую породила «цивилизованная Европа», и которая живёт в головах современных русофобов.


Коля-"гуманист" из Нового Уренгоя



Нешуточный скандал разгорелся вокруг выступления школьника из Нового Уренгоя Николая Десятниченко в Бундестаге 19 ноября. Его весьма тёплые слова о немецких солдатах буквально взорвали Рунет.

Мероприятие, в котором участвовал этот молодой человек, проходило в рамках Всенародного дня скорби Германии, посвящённый памяти погибших в двух мировых войнах. По совпадению в этот же день 75 лет назад началась операция «Уран», в ходе которой советские войска полностью окружили под Сталинградом 6-ю немецкую армию генерала Фридриха Паулюса.

Начал своё выступление (полную версию вы можете посмотреть здесь) Коля со слов, что ему предложили поучаствовать в проекте, посвящённом солдатам, погибшим во время Второй Мировой войне. Да, было сказано именно про Вторую Мировую, а не Великую Отечественную. Уже интересное начало. По словам школьника, это его очень заинтересовало, тк он с детства увлекается историей и своей страны и Германии. Затем он говорит, что искал историю немецких солдат в Интернете и других источниках. То есть его изначально привлекла именно противоположная сторона. В принципе, ничего плохого в этом вроде бы нет. Однако позже в сотрудничестве с «Народным союзом Германии по уходу за военными захоронениями» наш «герой» узнал и подробно изучил биографию Георга Йохана Рау, который в Сталинградской битве был солдатом ПВО.

«Георг был одним из 250 000 немецких солдат, которые были окружены советской армией в так называемом «Сталинградском котле». После прекращения боёв он попал в лагерь для военнопленных. Только 6000 из этих военнопленных вернулись с войны. Георга среди них не было. Долгое время родные считали его пропавшим без вести, и лишь в прошлом году семья получила информацию от «Народного союза Германии по уходу за военными захоронениями», что солдат умер от тяжелых условий плена 17 марта 1943 года в лагере для военнопленных Бекетовке. Возможно, он был похоронен в числе 2006 солдат близ лагеря. История Георга и работа над проектом тронули меня и подтолкнула на посещение захоронения солдат Вермахта вблизи города Копейск. Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей (!!!), среди которых многие хотели жить мирно и не хотели воевать. Они испытывали невероятные трудности во время войны, о которых мне рассказывал мой прадедушка – участник войны, который был командиром стрелковой роты», - сказал Коля. В завершении своего выступления он выразил надежду, что «на всей Земле восторжествует здравый смысл, и мир больше никогда не увидит войн».

Собственно, слова про «невинно погибших» солдат Третьего Рейха и возмутили граждан нашей страны. Впрочем, не только Коля проникся печалью по погибшим немецким военнопленным. Другая школьница Валерия Агеева, выступавшая вслед за Десятиченко, также «была опечалена увиденным, так как погибло очень много невинных людей, которые хотели мирной жизни».

Историк Александр Бондаренко, в связи с произошедшим, напомнил об условиях содержания советских военнопленных в немецких лагерях: «Конечно, особой любви наши охранники лагерей к немецким пленным не испытывали. Но их кормили. Ни одного немецкого генерала не заморозили, как нашего Карбышева. Если их вешали, то по приговору суда. И спросите наших ветеранов, как они жили в нацистских лагерях. Они там травой питались, они кору объедали!». Сейчас, правда, некоторые деятели любят обвинять в этом советское руководство, не подписавшее Женевскую конвенцию о содержании военнопленных. Но ведь Германия и так нарушила пакт о ненападении. Что мешало ей попрать и прочие конвенции, учитывая ненависть Гитлера к славянам?

Что же касается Коли и ему подобных «гуманистов», сотрудничавших с неким «Народного союза Германии по уходу за военными захоронениями», то их слова являются не только плодами деятельности это организации. Ведь в отличие даже от вашего покорного слуги, они родились в то время, когда Советский Союз, который они не успели застать, приравнивают к гитлеровской Германии, когда всю 70-летнюю историю страны, разгромившей нацизм, представляют при помощи «опыта художественного (а не документального) исследования» Солженицына как одни сплошные репрессии, когда имя Верховного Главнокомандующего, принимавшего Парад Победы в 1945 году стыдливо убирается на второй план и вспоминается исключительно в разговорах о тех же репрессиях, которые расследуют организации, среди которых некоторые действуют на деньги недавнего противника в «холодной войне».

Но даже при всём при этом Коле стоит поставить в вину то, что он не осознал одну простую вещь: вражеские солдаты, ступившие на чужую землю, уже не могут быть «невинными». Им выдано оружие, и даже со слезами на глазах, они обязаны стрелять по приказу. А чтобы они не убивали, надо было убивать их. Эти люди более не принадлежали своим жёнам и детям, но лишь своему безумному фюреру. Немцы под Сталинградом попали в плен в жутко истощённом состоянии, и всем им помочь в то время и с той медициной было просто нереально. Они хотели жить, но и те, в которых они стреляли, тоже хотели жить! И Зоя Космодемьянская, на эшафоте призывавшая казнивших её немецких солдат сдаваться в плен, тоже хотела жить! И во имя жизни на Земле мы не должны забывать подвиг наших славных предков, победивших в самой страшной войне в истории человечества, а также помнить, что стратегию Drang nach Osten (нем. - натиск на Восток) была придумана задолго до Гитлера и не забыта после его смерти!


Памятник Калашникову и либералы



Памятник оружейному конструктору Михаилу Калашникову, открытый 19 сентября в Москве вызвал самое настоящее бурление негодования в либеральном оппозиционном сообществе. Казалось бы, речь идёт совсем не о политическом деятеле советского периода. Тем не менее, достаточно написать в поиске на сайте радиостанции «Эхо Москвы», как на экран вырываются фонтаны желчи.

Главный редактор журнала The New Times Евгения Альбац в эфире заявила, что «человек с оружием в центре города – это катастрофа». Скандально известный журналист Александр Невзоров вспомнил, что «такого типа памятники ставились «браткам» на провинциальных кладбищах, а также сказал, что «основные пользователи автомата Калашникова – это Африка и дикари всех видов». Активист движения «Солидарность» Михаил Кригер заявил, что «открытие в Москве памятника конструктору стрелкового оружия Михаилу Калашникову свидетельствует о милитаризации сознания россиян», добавив, что «у русских пропал страх перед войной». Политик Дмитрий Гудков назвал памятник Калашникову «пощёчиной общественному вкусу» и «памятником орудию убийства». Под общественностью, он, судя по всему, имеет ввиду себе подобных, как это заведено у либералов. Журналист Матвей Ганапольский назвал памятник «примитивным символом милитаризма». Обозреватель «Эха Москва» Антон Орех посетовал, что «почему-то именно устройство, отнимающее жизнь, стало нашим символом». В другой своей передаче он сказал, что «айфон в тысячу раз гуманнее и полезнее для обычного человека», что символично. Профессор Высшей Школы Экономики Сергей Медведев назвал памятник «памятником обиде на окружающий мир» и «третьему сроку Путина, который был сроком войны».

И, конечно же, своё мнение выразил и музыкант Андрей Макаревич, назвав памятник «уродливым и бездарным», добавив, что «если подсчитать, сколько людей на планете убиты из его оружия, получатся миллионы», а также задав вопрос: «Так где он защищал рубежи нашей Родины? В Афганистане? В Грузии? В Украине? В Африке?».

В ответ, создатель памятника скульптор Салават Щербаков сказал: «Никакой танцор или певец не будет слушать мнение скульптора, как он станцевал или спел. Это профессия, и не надо в неё лезть. Даже мы, профессионалы, себя скромно ведём и не абсолютизируем всё как истину в последней инстанции. Может, у него другие вкусы. Многим памятник нравится. То, что он сделал автомат… если бы не было Курчатова («отец» советской атомной бомбы – прим. авт.), если бы не было Кошкина, который сделал танк Т-34, или если бы не было Калашникова, что бы было с нашей страной, сколько бы людей погибло?». Не получается из Макаревича ни мыслителя, ни «совести нации», как не старается. Помнится, в 2014 году после воссоединения Крыма с Россией он в одном из интервью заявил, что не видит ничего страшного в том, что в Крыму планировались базы НАТО, и наш флот, по его мнению, должен был уйти.

Действительно, рассуждая о «милитаризме» и «орудии убийства» либералы как-то любят забывать, что высокое качество оружия, которым обладает автомат Калашникова, да и вообще всякое современное оружие служит основой защиты государства, а значит и его мирного населения. И нет ничего плохого, что этот изобретение Михаила Калашникова брендом для нашей страны. Та же Альбац, ужаснувшаяся «человеку с оружием в центре города», четыре года назад заявила в эфире «Эха Москвы», что не видит особой проблемы и если Россия разделится по Уральскому хребту. И нет ничего удивительного, что подобных людей смущает памятник Калашникову. Ведь сам конструктор создавал свой автомат для защиты Отечества, что и написано на его памятнике. Или вышеперечисленных деятелей задевает тот факт, что именно этим оружием встречают американских агрессоров жители тех стран, куда они вторгались?

Надо сказать, что и сам Михаил Калашников думал о том, как используется изобретённое им оружие. В письме Патриарху Московскому и Всея Руси Кириллу он писал: «Моя душевная боль нестерпима, один и тот же неразрешимый вопрос: коль мой автомат лишал людей жизни, стало быть, и я, Михайло Калашников, девяноста трех лет от роду, сын крестьянки, христианин и православный по вере своей, повинен в смерти людей, пусть даже врага?». Патриарх же ответил: «С болью в сердце Вы пишете о том, что созданное Вами некогда в благих целях оружие сегодня далеко не всегда используется для сохранения мира. Но важно понимать, что ответственность за это лежит не на изобретателе, а на тех злонамеренных людях, которые достижения технического прогресса обращают во вред ближним».


Образ предателя в фильме "Последний бронепоезд"



Совместный российско-белорусский военно-исторические сериал «Последний бронепоезд» вышел на экраны в 2006 году. По сюжету, бывший генерал-майор Михаил Романов (лагерная кличка Лесоруб) в начале Великой Отечественной войны вместе с другими заключёнными из лагерей отправлен на фронт в Белоруссию в расположение 63-го стрелкового корпуса. В это время немецкая диверсионная группа, возглавляемая подполковником Херманном, захватывает стратегический мост через реку Друть, отрезав корпусу последнюю связь с частями регулярной армии. Командир группы принимает решение внедриться в штаб комкора Мальцева и, переодевшись в советскую военную форму, подсаживается на состав с подкреплением, на котором следует Романов. Далее он выдаёт себя за «делегата связи старшего лейтенанта Шевцова».

Комкору нужно выводить остатки корпуса из окружения и для прорыва обороны немцев на мосту он принимает решение задействовать свой последний резерв – стоящий в укрытии около станции Ольховка бронепоезд, вокруг которого и разворачивается сюжет фильма.

На первый взгляд, предателями являются помощник комкора Мальцева полковник Гирявой и присоединившиеся к Херманну-Шевцову рецидивисты, мобилизованные в Красную Армию. Но для анализа гораздо интереснее совсем другой персонаж.

Итак, Лесоруба и его товарищей, сумевших уйти из-под обстрела немцев на станции, арестовывает команда бронепоезда. Встретив бронепоезд, полковник Гиревой под предлогом оглашения приказа Сталина выстраивает перед бронепоездом всю команду, которую тут же расстреливают вражеские диверсанты. Однако Лесорубу удаётся угнать бронепоезд буквально из-под носа врага.

Далее после короткого боя на разъезде Кричево, Лесорубу и его товарищам удаётся освободить большую группу пленных красноармейцев. Те убивают всех вражеских офицеров, так что допрашивать приходится лишь местную учительницу немецкого языка Соню, накануне вступившую в интимные отношения с одним из убитых. В разговоре с Лесорубом, она говорит, что офицеры никому не сделали вреда и пришли восстанавливать железную дорогу. Затем часть освобождённых красноармейцев присоединяются к нему и становятся новой командой бронепоезда. Когда бронепоезд отъезжает, Соня бежит следом, умоляя Лесоруба взять её с собой. После некоторых раздумий тот соглашается.

Сразу же бросается в глаза какая-то странная симпатия Сони к гитлеровцам. Когда бронепоезду предстоит прорываться через станцию Марьина Роща, занятую врагом, она с явным вызовом спрашивает Лесоруба: «Что, опять убивать будете?». Показательно, что в этом время, на самой станции немцы расстреливают мирных жителей. Наверняка, подобные эпизоды были в той деревне, где жила Соня.

Причины такого отношения к врагам Родины Соня рассказывает санитарке Томе, которая является ещё и дочерью комкора Мальцева. В ответ на её вопрос санитарки об амурных подвигах учительницы с немецким офицером, та картинно изображает глубокую скорбь и отвечает: «Этот инженер был первый интеллигентный человек, которого я встретила за последние четыре года. Я работала в деревне. Кругом одни рожи. Рожи… хоть вой! Пьянь самогонная! Девочка моя, мы никогда не должны забывать, что мы – женщины! Это самая замечательная должность на этом белом свете».

Интересно, что писатель-диссидент Александр Солженицын в своём знаменитом труде «Архипелаг «ГУЛАГ» подобным же образом оправдывал советских женщин, сношавшихся с немецкими оккупантами, говоря, что «они были покорены любезностью, галантностью, теми мелочами внешнего вида мужчины и внешних признаков ухаживания, которым никто не обучал парней наших пятилеток и комсостав фрунзенской армии». А в пьесе «Пир победителей», написанной Солженицыным в ещё лагере в Экибастузе, одна из положительных персонажей - освобождённая советскими солдатами гражданка СССР, отправленная оккупантами в Германию в качестве прислуги, в ответ на замечание офицера СМЕРШа, о том, что та могла «могла быть в армии, в отряде партизанском» и «Зоею Космодемьянской», отвечает: «Я - жен­щи­на! Я в мир приш­ла, чтоб быть счас­тли­вой! Мне де­ла нет - в ка­кой стра­не и при ка­ком пра­витель­стве ду­рац­ком! Во­ен­ной фор­мы не тер­плю и обо­жаю штат­скую. На са­поги зе­нит­чи­цы я не сме­няю туф­ли мод­ные, ни на сол­дат­ские об­мотки шёл­ко­вый чу­лок!.. Что я меч­таю трак­то­ром па­хать, от­ку­да взя­ли ва­ши го­ловы свет­лей­шие? Я, мо­жет, приз­ва­на сме­ять­ся и пор­хать! Я, мо­жет, уро­дилась гей­шею?!». «Совпадение? Не думаю», - как говорит известный телеведущий.

Но вернёмся к фильму. Далее Соня начинает прихорашивать Тому и даже дарит одно их своих платьев, которые она взяла с собой в чемодане. То есть прикидывается подружкой и поучает девушку своей «женственности», а на самом деле, приблудной морали. Да ещё и обещает сделать из неё «богиню».

Лично я не раз замечал, как у скромных девушек появлялись подруги «нетяжёлого поведения» и поучали их «жизни». Довольно интересная закономерность. Причём они ведут себя так, будто те страшно нуждаются в их помощи, играя роль этаких «мамочек». А ведь Соня, как школьная учительница, оставила не только деревню с «самогонными рожами», но и своих учеников, бросив их на произвол оккупантов. Не самый лучший пример для подражания. А с немецким офицером Соня блудила лишь для того, чтобы поднять свою самооценку и доказать себе, что она создана совсем не для деревенской школы.

Любопытно, что похожий эпизод был и жизни Зои Космодемьянской. Как писала её мать Любовь Космодемьянская в своей книге «Повесть о Зое и Шуре», когда будущая героиня была назначена комсомольским групоргом, одна из одноклассниц написала ей такое анонимное новогоднее пожелание: «Зоенька, не суди людей так строго. Не принимай всё так близко к сердцу. Знай, что все почти люди – эгоисты, льстецы, неискренние и полагаться на них нельзя. Слова, сказанные ими, оставляй без внимания. Таково моё пожелание к Новому Году». Зоя же, прочитав записку, нахмурилась и сказала: «Если так думать о людях, то зачем жить?». Впоследствии, когда она вместе с другими комсомольцами взялась обучать грамотности женщин в доме по Старопетровскому проезду, то написавшая новогоднее послание вскоре бросила это занятие. То есть совершила пусть небольшое, но всё же предательство. Кстати, вышеупомянутая дама из пьесы «Пир победителей» и вовсе называет Зою «глупенькой».

Но дальше в фильме показан ещё более интересный момент. Соня позвала Тому купаться. Во время купания у неё случается натуральная истерика. Глядя на окружающую природу, она причитает: «И поэтому по всему… по этой красоте… солдатскими сапогами, танками, бомбами. Сволочи! Все сволочи! Ненавижу вас! По этим листьям, Томочка, по этой земле, по всему… по нам с тобой, девочка моя…». То есть блудная учительница ещё и строит из себя пацифистку. При этом, сволочами, как видно, она считает и немецких и советских солдат. Проще говоря, Соня – мужененавистница. Соответственно, и пацифизм у неё соответствующий с феминистским душком. Ведь даже одетую в военную форму Тому она стремится переодеть в одно из своих платьев, то есть сделать подобием себя.

После купания и возвращения на бронепоезд Соню пытаются изнасиловать мобилизованные рецидивисты, присоединившиеся к Лесорубу на разъезде Кричево. Лесоруб отбивает её у нападавших. На его вопрос о её состоянии, та отвечает: «Полное и окончательное оскотинивание нации, как сказал бы мой дядя. За что и поплатился в 37-ом. Хотите знать, как я себя чувствую на этом фоне? Более, чем мерзко… Вы считаете, что во всём этом можно жить?». Отсыл к очередной «невинной жертве» репрессий и намёк на русофобию. Ну да, себя-то падшей женщиной, каковой её видят рецидивисты, она не считает. Явное двуличие нынешних любителей порассуждать про «оскотинивание нации» и «детей шариковых», думаю, видно невооружённым глазом.

Затем Соня затаскивает Лесоруба в постель и опять вспоминает об убитых немецких офицерах на разъезде Кричево, которые, по её словам, «ни в чём не были виноваты». На что Лесоруб справедливо замечает, что «им не надо было сюда приходить». И тут она признаётся, что и сама является немкой по имени Софья Эппель, а в 1917 году, когда ей было 6 лет, у неё на глазах зарубили топором родителей. «Так же, как вы этих немцев», - подчёркивает Соня. То есть налицо обыкновенный посттравматический синдром, впрочем, никак не оправдывающей её симпатию к гитлеровцам. Всё-таки надо как-то отделять невинных жертв от уничтоженных захватчиков. Но Соня настолько вжилась в роль жертвы, что делать этого даже не пытается, продолжая излучать ложный пацифизм: «Как это: убить человека? Как это проживается?». У немцев бы спросила.

Довольно интересна реакция Сони на появление Херманна-Шевцова, который, выдав себя за бежавшего военнопленного, присоединяется к отряду Лесоруба с целью захвата бронепоезда. Сначала она спрашивает, что тот на него «взъелся», а затем говорит: «На тебя похож. Ты был один тут сильный мужчина, а теперь вас двое. Должны подраться». Такая своеобразная провокация. Подраться, надо понимать, они должны за её сердце. Ведь можно даже не сомневаться, что одержи верх в этой схватке Херманн-Шевцов, то Соня оказалась бы в постели с ним так же легко, как и с Лесорубом. Ей не привыкать.

Показателен также момент, когда дерущиеся Лесоруб и Херманн-Шевцов выпадают из бронепоезда, Соня пытается уговорить машиниста остановить состав. Но тот, получив приказ двигаться на прорыв к мосту через реку Друть, отказывает. При этом, когда та кричит: «Он его убьёт!», машинист, в ответ, спрашивает: «Кто? Кто убьёт? Лесоруб?». То есть он прекрасно понимает гнилую сущность Сони, как и сам Лесоруб. Казалось бы, зачем тогда тот взял её с собой на бронепоезд? А это показывается в эпизоде, когда один из примкнувших к Херманну-Шевцову рецидивистов вновь направляется к Соне с целью изнасилования, хотя и получает приказ немецкого офицера оставаться с машинистом в паровозе. Подобное тянется к подобному, как говорится. Но в схватке с красноармейцем Тепло и Томой, тот погибает. Да и реакция Сони на переодетого в советскую форму немецкого диверсанта, явно помогла Лесорубу разоблачить его. Ведь она явно симпатизировала немцам.

И, в результате, успешных действий Лесоруба и его людей, бронепоезд совершает прорыв обороны немцев у моста, и 63-й стрелковый корпус выходит из окружения. А в послесловии сказано: «Как сложилась судьба Сони, неизвестно». Но, учитывая её пониженную социальную ответственность, она, скорее всего, вновь оказалась на оккупированной территории, побывала не под одним немцем и вряд ли пережила войну. Ибо судьба предателей, как правило, печальна для них самих.

Герои и паникёры в фильме "Брестская крепость"


(кадр из фильма "Брестская крепость")

Художественный фильм «Брестская крепость» был снят в 2010 году по инициативе Телерадиовещательной организации Союзного государства (ТРО) Союза к 65-летию Великой Победы. По сюжету повествование ведётся от лица Саши Акимова, который в то время был воспитанником музыкантского взвода 333 стрелкового полка. Его реальный прототип – Пётр Клыпа (1926 – 1983).


В фильме есть один весьма интересный момент, показывающий психологию паникёров. После авианалёта и артобстрела в крепости началась паника. Майор Пётр Гаврилов (его роль играет Александр Коршунов) пытается организовать оборону Восточного форта Кобринского укрепления. Но бегущие солдаты не подчиняются приказам командира. Тогда Гаврилов останавливает Сашу Акимова, идущего с трубой, и приказывает играть любую мелодию. Он начинает играть «На сопках Маньчжурии». Скоро к нему подбегает один из солдат-паникёров и кричит: «Ты чё, пацан, рехнулся?! Чеши отсюда!!!». Его хватает майор Гаврилов и спрашивает: «Где оружие?». Тот в ответ грубо посылает майора, за что получает по морде и падает. Сразу после этого Гаврилов достаёт табельный пистолет и стреляет в воздух. Паника тут же прекращается, и солдаты приходят в повиновение майору.

Возникает вопрос, почему майор Гаврилов сразу же не стал стрелять в воздух, чтобы остановить панику? Зачем ему сначала понадобилось ловить мальчика Сашу Акимова? Причина, по которой было бесполезно стрелять не то, что в воздух, но даже в отдельных паникёров, видна несколькими секундами раннее. Массы солдат и мирных жителей пытающихся покинуть крепость через Северные ворота немцы расстреливают из пулемёта. Причём эти люди до того обезумели, что пытаются взбираться на образовавшуюся от немецких пуль гору трупов, пополняя её своими телами, пока она их стараниями полностью не блокирует проход. А у Гаврилова не пулемёт, а всего лишь пистолет. Всех не перестреляет. Тут и понадобился Саша.

Дело в том, что паникёры – это вовсе не бесформенная масса испуганных людей. У них есть свои вожаки, явные и неявные. Они помогают им решиться на бегство или оправдать свою трусость. Дескать, я не сам бегу, а все бегут и я с ними. Отличие такого вожака паникёров от остальных в том, что он может решаться дерзить командиру, а то и вовсе является тайным антисоветчиком. Его причины для бегства не в инстинкте самосохранения, а в ненависти к командирам, а то и к самому товарищу Сталину. В мирное время он выполняет приказы спустя рукава, и, конечно же, ненавидит тех, кто верен присяге и долгу. То есть вожак паникёров – идейный антисталинист, а те, кто бежит вслед за ним – антисталинисты по духу.

«Пророк» антисталинистов Александр Солженицын в своём «Архипелаге ГУЛАГе» фактически оправдывал предателей-власовцев так: Тому, кто не голодал, как наши военнопленные, не обгладывал летучих мышей, залетевших в лагерь, не вываривал старые подметки, тому вряд ли понять, какую необоримую вещественную силу приобретает всякий зов, всякий аргумент, если позади него, за воротами лагеря, дымится походная кухня и каждого согласившегося тут же кормят кашею от пуза. Но сверх дымящейся каши в призывах вербовщика был призрак свободы и настоящей жизни - куда бы ни звал он! В батальоны Власова. В казачьи полки Краснова… С человека, которого мы довели до того, что он грызёт летучих мышей, мы сами сняли всякий его долг не то, что перед родиной, но – перед человечеством» (Том 1, часть 1, глава 6). Защитники Брестской крепости оказались в гораздо худших условиях, однако значительная их часть предпочла погибнуть в бою или от голода и жажды, но не сдаваться в плен.

Сам Солженицын, как известно, в лагерь попал за то, что писал друзьям письма, в которых ругал Верховного Главнокомандующего. При этом он не мог не знать, что вся переписка с фронта прочитывается, и что его может ожидать за такие шутки с военной цензурой. Лагерь, конечно, не курорт, но вероятность погибнуть там куда меньше, чем на фронте. Этот эпизод биографии кумира антисоветчиков хорошо описал чешский писатель Томаш Ржезач в своей книге «Спираль измены Александра Солженицына», рассказав также о том, что во время одного из боёв в Восточной Пруссии, будущий писатель-диссидент бросил своё подразделение, когда оно было под угрозой окружения.

Интересно, что романе «В круге первом»этот писатель и вовсе пытался паникёром представить самого генералиссимуса Сталина: «И потом этот отъезд в Куйбышев, в пустые бомбоубежища... Какие положения осваивал, никогда не сгибался, единственный раз поддался панике – и зря. Ходил по комнатам – неделю звонил: уже сдали Москву? уже сдали? – нет, не сдали!! Поверить нельзя было, что остановят – остановили! Молодцы, конечно. Молодцы. Но многих пришлось убрать: это будет не победа – если пронесется слух, что Главнокомандующий временно уезжал» (Глава 20. Этюд о великой жизни). На самом же деле генералиссимус не покидал Москву в критический момент осенью 1941 года. Конечно, этот момент можно списать на художественный вымысел, но видно, как неудобен Солженицыну был тот факт, что Сталин трусом и паникёром не был.

Но вернёмся к фильму. Итак, чтобы остановить панику, нужно выявить вожака паникёров, что и делает майор Гаврилов, выловив его «на живца». Солдат-паникёр принимается поучать воспитанника Сашу Акимова и дерзит командиру. Затем он заслуженно получает по морде, и оставшаяся без вожака масса паникёров возвращается в подчинение командиру. Не случайно генералиссимус Иосиф Сталин, которого диссиденты и поныне пытаются представить «кровавым монстром», во время Великой Отечественной войны приказывал расстреливать паникёров на месте. Да и сами диссиденты не просто так пользовались поддержкой нашего противника в «холодной войне» - США (тот же Солженицын жил в штате Вермонт с 1976 по 1994 год). А потому глупо и даже преступно утверждать, что войне выиграл народ, вопреки Сталину. Ведь на самом деле, вопреки Верховному Главнокомандующему действовали исключительно паникёры и коллаборационисты. А вот майор Пётр Гаврилов и Саша Акимов, как и тысячи Героев Советского Союза были верны товарищу Сталину. Потому и победили.



Журналистка Карина Орлова

Карина Орлова

Журналистка Карина Орлова обрела скандальную известность в январе прошлого года в связи с опросом на телеканале «Дождь» в передаче «Дилетанты», стоило ли сдать Ленинград немцам, «чтобы избежать сотен тысяч смертей». После чего поднялся скандал, который чуть было не привёл к закрытию самого «Дождя». Далее передача вместе с Орловой переехала на радиостанцию «Эхо Москвы» при помощи её главного редактора Алексея Венедиктова.

И вот 5 февраля в передаче «Особое мнение», в которой гостем был журналист Максим Шевченко, а ведущая Карина Орлова состоялся довольно интересный диалог. Начав разговор с ситуации на Донбассе и переговоров по этому поводу с участием Ангелы Меркель и Франсуа Олланда и Владимира Путина, произошёл спор по поводу того бывший или не бывший это регион Украины. Карина Орлова заняла сторону Украины, говоря, что жители Донбасса требуют пенсии и зарплаты от  властей этого государства, а также выразила сожаление, что украинская армия была разбита под Илловайском. Ну, кажется, ещё немного и она побежит на фронт с криком «Щё не вмерла…». Далее пошли в ход аргументы про пыточные подвалы, парады пленных (по словам Орловой, «чудовищное унижение»). Шевченко парировал явно неожиданным для журналистки аргументом, что основная масса пленных, которую украинская армия обменивает на своих солдат, это вовсе не ополченцы, а политические активисты из Харькова, Днепропетровска, Одессы и других городов. Потому и подобные парады не проводит.

Далее Орлова спросила, сколько нужно в тысячах военных людей, ополченцев, сепаратистов, чтобы окружить и держать в кольце в Дебальцево 6 тысяч украинских военных. Шевченко со знанием дела ответил: «Когда людей окружают, то как правило им перерезают коммуникации. Значит, к ним не поступает горючее, например. То есть их техника, страшная военная техника в какой-то момент становится просто неподвижной грудой железа. Которое может стрелять, но стрелять с места, не может двигаться. Когда к вам перестает поступать горючее, то из моторизованных частей вы превращаетесь просто в собрание людей, вооруженных стрелковым вооружением, или гранатометами, которые могут ходить только на своих ногах… При современном уровне вооружения окруживших даже может быть меньше, чем окруженных».

Далее Орлова заявила, что Шевченко называет её «либерал-фашисткой», но что тот спокойно ответил: «Вас я не называю. Вы журналист, у вас есть свои взгляды. Карина, вы не обстреливаете города, мне кажется, зря вы оправдываете обстрелы городов иногда. Мне кажется, зря вы иногда оправдываете карательные операции, зря вы становитесь на сторону киевского государства, которое воюет против украинского народа. Зря вы это делаете. Когда-нибудь вы прозреете и увидите, как оно было на самом деле». Далее разгорелся жаркий спор по поводу событий с момента одесской трагедии, ближе к концу которого, Максим Шевченко раскрыл термин либерал-фашизм: «Фашизм является фашизмом, это идеология, которая не говорит о расовом превосходстве того или иного народа, фашизм это идеология, которая считает, что нация и государство это одно и то же. А либерал-фашизм – это которые к этому еще добавляют эти мифологемы о современной свободе современного социального человека».

За день до этого 4 февраля в этой же передаче только с участием писателя Сергея Шаргунова обсуждалось решение Верховной Рады Украины лишить Виктора Януковича звания президента. На вопрос, достаточная ли эта мера для «сбежавшего президента» Шаргунов ответил: «На мой взгляд, юридически, по большому счету, довольно бессмысленная мера, и поскольку, заниматься страной, ее реформированием вроде особо сил нет, то, конечно, самое правильное – это оттаптываться на бывших политиках. Поэтому очередной виток идиотизма. Они же его свергли, ну а что, спустя год это протоколировать?» На что Карина Орлова тут же задала весьма провокационный вопрос: «Сергей, а как вы думаете, в негласном соревновании по принятию идиотических законов, кто побеждает: Верховная Рада ил Государственная Дума?».

В середине этой дискуссии, после нескольких вопросов про участие России в событиях на Украине Сергей Шаргунов заметил: «Понимаете, вы выстраиваете весь разговор исключительно с позиций поддержки Киева в нынешней ситуации. А я никого не идеализирую, я просто говорю о том, что все зашло очень далеко, и, к сожалению, просто так сесть и договориться, например, на киевских условиях здесь не получится». На вопрос Орловой, «почему», он ответил: «Потому что уже много-много тысяч людей, местных людей сражаются в рядах донбасской армии, потому что почти в каждой семье есть люди, которые погибли в этом страшном конфликте: сосед, брат, сват, и так далее. Так вот взять, и формально залечить эту рану не получится».

В общем, своеобразная журналистка с явным максимализмом. Однако в её неистовое желание разить противников киевской хунты неизменно разбиваются о взвешенную и конструктивную позицию собеседников, которые демонстрируют куда большую компетентность в обсуждаемых темах. Будем надеяться, что молодой задор Карины Орловой не доведёт её до очередного резонанского опроса, из-за которого на этот раз уже руководству радиостанции придётся краснеть перед гражданами страны.