?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература



Политик Леонид Гозман опубликовал на своей странице в Фейсбуке пост о том, что сохранение целостности страны для него - не приоритет, а на первом месте - благополучие людей. В качестве положительного примера он привёл распад Чехословакии, «в результате которого возникло два благополучных государства, и обратно никто не хочет», а также«распад СССР дал свободу жителям Прибалтики». При этом Гозман оговорился, что ни к чему такому не призывает, а «просто думает».

В ответ, политик и писатель Николай Стариков написал в Твиттере: «Сохранение целостности Гозмана - не приоритет. Приоритет - благополучие его отдельных органов. Разумеется, в хорошем смысле слова».

Интересно, но со схожим юмором отнёсся пять лет назад к запрету усыновления российских детей гражданами США писатель и телеведущий Лев Новожёнов, написав в Фейсбуке: «Вполне возможно, что проблемы многих из нас заключаются в том, что когда-то давно, в раннем детстве, нас не усыновила никакая американская семья. И даже, если бы нас использовали на органы, вполне возможно, что кто-то из нас был бы органом вполне добропорядочного человека. Не так уж и плохо, я считаю, чем быть каким-нибудь козлом на площади Курского вокзала и просить докурить чинарик». Шутки шутками, но подобным словам из уст либерала как-то не удивляешься.

Рассуждения Гозмана очень похожи по смыслу на то, что сказала писательница Людмила Улицкая в прошлом году накануне Дня Победы в эфире радиостанции «Эхо Москвы» в программе «Цена победы»: «Вы знаете, мы все с легким таким снисходительным относимся к французам, потому что мы-то молодцы. А французы – вот, они немцам сдали свою страну. Сейчас прошли годы – Париж стоит, они его сохранили, они сохранили культуру. Да, конечно, французы не молодцы, а мы молодцы. Но страна была разрушена, народу погибло ужасное количество. У Победы есть цена. Потому что миллионы погибших людей – это, конечно, очень большая цена. Французы своих уберегли на самом деле». Получается, по её мнению, лучше сдаться, чем сражаться за победу своей страны, причём в самой страшной войне в истории человечества? Или она забыла, что Гитлер готовил славянским народам?

Более того, писательница недовольна также и полётом первого космонавта Юрия Гагарина: «Поскольку я скептичный человек, поэтому, скажем, следующие достижения нашей космонавтики, они меня уже не так радовали, потому что мне уже казалось, что вообще-то лучше бы это бабло… тогда же еще колхозы были, дикая бедность, которую мы все видели. Можем ли мы себе позволить такую роскошь, когда так плохо страна живет? Но это произнести вслух было нельзя, так я с трудом эту мысль додумывала». Действительно, какое прекрасное нынче время, что можно произнести вслух любую глупость, которая, при этом, сразу же станет всем видна. А вот «додумала» ли Улицкая, что те же бедные колхозники гордились Гагариным, а его слава будет сиять в веках? Вряд ли.

Такие вот умозаключения порождает приоритет благополучия маленького человека перед интересами своей страны. Такие они «думающие» и «приличные» люди, как они себя любят называть. И руководствоваться таким их мнением - это всё равно, если ставить на первое место мнение ребёнка при управлении бюджетом детского сада. Но ведь они действительно весьма неглупые. Разве то же Гозман не понимает, что маленькие страны, так или иначе, зависят от великих держав, вроде США? Понимает, конечно. И, видимо, его это вполне устраивает. Однако новейшая история уже дала нам немало свидетельств, что нельзя быть свободным человеком в несуверенной стране, ибо в этом случае, «свободное» мнение будет навязываться извне.



(кадр из фильма "Брестская крепость")

Художественный фильм «Брестская крепость» был снят в 2010 году по инициативе Телерадиовещательной организации Союзного государства (ТРО) Союза к 65-летию Великой Победы. По сюжету повествование ведётся от лица Саши Акимова, который в то время был воспитанником музыкантского взвода 333 стрелкового полка. Его реальный прототип – Пётр Клыпа (1926 – 1983).


В фильме есть один весьма интересный момент, показывающий психологию паникёров. После авианалёта и артобстрела в крепости началась паника. Майор Пётр Гаврилов (его роль играет Александр Коршунов) пытается организовать оборону Восточного форта Кобринского укрепления. Но бегущие солдаты не подчиняются приказам командира. Тогда Гаврилов останавливает Сашу Акимова, идущего с трубой, и приказывает играть любую мелодию. Он начинает играть «На сопках Маньчжурии». Скоро к нему подбегает один из солдат-паникёров и кричит: «Ты чё, пацан, рехнулся?! Чеши отсюда!!!». Его хватает майор Гаврилов и спрашивает: «Где оружие?». Тот в ответ грубо посылает майора, за что получает по морде и падает. Сразу после этого Гаврилов достаёт табельный пистолет и стреляет в воздух. Паника тут же прекращается, и солдаты приходят в повиновение майору.

Возникает вопрос, почему майор Гаврилов сразу же не стал стрелять в воздух, чтобы остановить панику? Зачем ему сначала понадобилось ловить мальчика Сашу Акимова? Причина, по которой было бесполезно стрелять не то, что в воздух, но даже в отдельных паникёров, видна несколькими секундами раннее. Массы солдат и мирных жителей пытающихся покинуть крепость через Северные ворота немцы расстреливают из пулемёта. Причём эти люди до того обезумели, что пытаются взбираться на образовавшуюся от немецких пуль гору трупов, пополняя её своими телами, пока она их стараниями полностью не блокирует проход. А у Гаврилова не пулемёт, а всего лишь пистолет. Всех не перестреляет. Тут и понадобился Саша.

Дело в том, что паникёры – это вовсе не бесформенная масса испуганных людей. У них есть свои вожаки, явные и неявные. Они помогают им решиться на бегство или оправдать свою трусость. Дескать, я не сам бегу, а все бегут и я с ними. Отличие такого вожака паникёров от остальных в том, что он может решаться дерзить командиру, а то и вовсе является тайным антисоветчиком. Его причины для бегства не в инстинкте самосохранения, а в ненависти к командирам, а то и к самому товарищу Сталину. В мирное время он выполняет приказы спустя рукава, и, конечно же, ненавидит тех, кто верен присяге и долгу. То есть вожак паникёров – идейный антисталинист, а те, кто бежит вслед за ним – антисталинисты по духу.

«Пророк» антисталинистов Александр Солженицын в своём «Архипелаге ГУЛАГе» фактически оправдывал предателей-власовцев так: Тому, кто не голодал, как наши военнопленные, не обгладывал летучих мышей, залетевших в лагерь, не вываривал старые подметки, тому вряд ли понять, какую необоримую вещественную силу приобретает всякий зов, всякий аргумент, если позади него, за воротами лагеря, дымится походная кухня и каждого согласившегося тут же кормят кашею от пуза. Но сверх дымящейся каши в призывах вербовщика был призрак свободы и настоящей жизни - куда бы ни звал он! В батальоны Власова. В казачьи полки Краснова… С человека, которого мы довели до того, что он грызёт летучих мышей, мы сами сняли всякий его долг не то, что перед родиной, но – перед человечеством» (Том 1, часть 1, глава 6). Защитники Брестской крепости оказались в гораздо худших условиях, однако значительная их часть предпочла погибнуть в бою или от голода и жажды, но не сдаваться в плен.

Сам Солженицын, как известно, в лагерь попал за то, что писал друзьям письма, в которых ругал Верховного Главнокомандующего. При этом он не мог не знать, что вся переписка с фронта прочитывается, и что его может ожидать за такие шутки с военной цензурой. Лагерь, конечно, не курорт, но вероятность погибнуть там куда меньше, чем на фронте. Этот эпизод биографии кумира антисоветчиков хорошо описал чешский писатель Томаш Ржезач в своей книге «Спираль измены Александра Солженицына», рассказав также о том, что во время одного из боёв в Восточной Пруссии, будущий писатель-диссидент бросил своё подразделение, когда оно было под угрозой окружения.

Интересно, что романе «В круге первом»этот писатель и вовсе пытался паникёром представить самого генералиссимуса Сталина: «И потом этот отъезд в Куйбышев, в пустые бомбоубежища... Какие положения осваивал, никогда не сгибался, единственный раз поддался панике – и зря. Ходил по комнатам – неделю звонил: уже сдали Москву? уже сдали? – нет, не сдали!! Поверить нельзя было, что остановят – остановили! Молодцы, конечно. Молодцы. Но многих пришлось убрать: это будет не победа – если пронесется слух, что Главнокомандующий временно уезжал» (Глава 20. Этюд о великой жизни). На самом же деле генералиссимус не покидал Москву в критический момент осенью 1941 года. Конечно, этот момент можно списать на художественный вымысел, но видно, как неудобен Солженицыну был тот факт, что Сталин трусом и паникёром не был.

Но вернёмся к фильму. Итак, чтобы остановить панику, нужно выявить вожака паникёров, что и делает майор Гаврилов, выловив его «на живца». Солдат-паникёр принимается поучать воспитанника Сашу Акимова и дерзит командиру. Затем он заслуженно получает по морде, и оставшаяся без вожака масса паникёров возвращается в подчинение командиру. Не случайно генералиссимус Иосиф Сталин, которого диссиденты и поныне пытаются представить «кровавым монстром», во время Великой Отечественной войны приказывал расстреливать паникёров на месте. Да и сами диссиденты не просто так пользовались поддержкой нашего противника в «холодной войне» - США (тот же Солженицын жил в штате Вермонт с 1976 по 1994 год). А потому глупо и даже преступно утверждать, что войне выиграл народ, вопреки Сталину. Ведь на самом деле, вопреки Верховному Главнокомандующему действовали исключительно паникёры и коллаборационисты. А вот майор Пётр Гаврилов и Саша Акимов, как и тысячи Героев Советского Союза были верны товарищу Сталину. Потому и победили.



Андрий
(кадр из фильма "Тарас Бульба". В роли Андрия - Игорь Петренко)

Повесть великого русского писателя Николая Васильевича Гоголя «Тарас Бульба» изучается в средней школе. Согласно учебной программе, по этому классическому произведению полагается писать сочинение. Автор этих строк отобрал из Интернета четыре готовых сочинения, благо сейчас это ремесло поставлено на поток, ибо молодёжь в этом возрасте зачастую использует разум для чего угодно, кроме учёбы. И вот во всех них говорится, что сын Тараса Бульбы Андрий предал своих товарищей из-за любви к «прекрасной полячке», что во многом оправдывает (или почти оправдывает) его преступление. Более того, он ведь спасает её вместе с семьёй от голода в осаждённом городе Дубно. То есть Андрий ещё и благороден. И весь это сюжет – трагедия,  прямо как у шекспировских Ромео с Джульеттой. Однако, на мой взгляд, важно обращать внимание на некоторые детали, ведь в творчестве такого гениального писателя, как Гоголь, ничего случайного быть не может. В таких произведениях многое скрыто между строк.

Итак, по сюжету повести, войско запорожских казаков, восставших против гнёта Польши, осаждает город Дубно. В войске сражается казацкий полковник Тарас Бульба вместе со своими сыновьями – старшим Остапом и младшим Андрием. «Высокий земляной вал окружал город; где вал был ниже, там высовывалась каменная стена или дом, служивший батареей, или, наконец, дубовый частокол. Гарнизон был силен и чувствовал важность своего дела. Запорожцы жарко было полезли на вал, но были встречены сильною картечью. Мещане и городские обыватели, как видно, тоже не хотели быть праздными и стояли кучею на городском валу. В глазах их можно было читать отчаянное сопротивление; женщины тоже решились участвовать, – и на головы запорожцам полетели камни, бочки, горшки, горячий вар и, наконец, мешки песку, слепившего им очи». Штурм не удался, и город решено было взять измором. «Запорожцы, протянув вокруг всего города в два ряда свои телеги, расположились так же, как и на Сечи, куренями, курили свои люльки, менялись добытым оружием, играли в чехарду, в чет и нечет и посматривали с убийственным хладнокровием на город». Полное осадное кольцо. Мышь не проскочит.

Андрий скучает, ночью прогуливается по лагерю и внезапно натыкается на татарку, служанку дочери ковенского воеводы, в которую он страстно влюбился в Киеве. (Ковно – нынешний город Каунас в Литве, в то время был в составе Речи Посполитой (Польши)). Естественно, Андрий начинает расспрашивать служанку обо всём. И выясняется, что «старый пан полтора года как сидит воеводой в Дубне», то есть командует обороной города. Татарка говорит: «Панночка видала тебя с городского валу вместе с запорожцами. Она сказала мне: «Ступай скажи рыцарю: если он помнит меня, чтобы пришел ко мне; а не помнит – чтобы дал тебе кусок хлеба для старухи, моей матери, потому что я не хочу видеть, как при мне умрет мать. Пусть лучше я прежде, а она после меня. Проси и хватай его за колени и ноги. У него также есть старая мать, – чтоб ради ее дал хлеба!». Далее «много всяких чувств пробудилось и вспыхнуло в молодой груди козака» (то есть он потерял голову). И Андрий крадёт хлеб у своих боевых товарищей. И не у кого-нибудь, а из возу отцовского полка, где был мешок с белым хлебом, изъятым из монастырской пекарни. Он считает, что чёрный хлеб, который ели казаки, «груб и неприличен»для панской дочки. То есть автор показывает, что ради дочери вражеского командующего Андрий обворовывает родного отца. А отец в это время просыпается и, несмотря на тяжёлое опьянение, наставляет непутёвого сына в последний раз: «С тобою баба! Ей, отдеру тебя, вставши, на все бока! Не доведут тебя бабы к добру!». Однако вскоре вновь засыпает. Его попытка тщетна, Андрий полностью во власти панночки.

Затем Андрий с помощью татарки проникает в осаждённый город через подземный ход, который ведёт в католическую церковь. «Дверь отперлась; их встретил монах, стоявший на узенькой лестнице, с ключами и свечой в руках. Андрий невольно остановился при виде католического монаха, возбуждавшего такое ненавистное презрение в козаках, поступавших с ними бесчеловечней, чем с жидами. Монах тоже несколько отступил назад, увидев запорожского казака, но слово, невнятно произнесенное татаркою, его успокоило». Татарка произнесла пароль. Ход этот использовался для лазутчиков. По дороге к дому воеводы на Андрия нападает обезумевший от голода житель города. Получив желанный хлеб, тот умирает от «сытой смерти». На улицах полно трупов умерших от голода, которые никто не убирает. Видимо, потому, что нет сил. Солдат берегут для штурма. У казака всё же хватает ума спросить, почему город ещё не сдан, а татарка отвечает: «Вчера утром полковник, который в Буджаках, пустил в город ястреба с запиской, чтобы не отдавали города; что он идет на выручку с полком, да ожидает только другого полковника, чтоб идти обоим вместе. И теперь всякую минуту ждут их». Выдаёт военную тайну. Тут бы обезумевшему от любви Андрию взяться за голову и вернуться к своим, чтобы сообщить об этом. Но в голове-то его панночка, и татарка знает об этом.

Наконец, служанка приводит Андрий в дом воеводы, где его встречает панночку со словами: «Нет, я не в силах ничем возблагодарить тебя, великодушный рыцарь. Один бог может возблагодарить тебя; не мне, слабой женщине…». А казак при этом «почувствовал что-то заградившее ему уста: звук отнялся у слова; почувствовал он, что не ему, воспитанному в бурсе и в бранной кочевой жизни, отвечать на такие речи, и вознегодовал на свою козацкую натуру». То есть при виде девушки из вражеского лагеря он стал стыдиться того, что он казак, то есть в душе совершил предательство. Как тут не вспомнить некоторых личностей, которые стыдятся того, что они русские, перед так называемым «цивилизованным миром». Про таких ещё Ф.И. Тютчев писал:

Напрасный труд — нет, их не вразумишь,—
Чем либеральней, тем они пошлее,
Цивилизация — для них фетиш,
Но недоступна им её идея.

Как перед ней ни гнитесь, господа,
Вам не снискать признанья от Европы:
В её глазах вы будете всегда
Не слуги просвещенья, а холопы.


Далее показан интересный момент. Панночка спрашивает татарку, отнесла ли та хлеб матери, а служанка отвечает, что она спит. Забавно, мать вроде как умирает, то есть даже во сне может отойти в «мир иной», а кормить её не спешат. Но отцу она отнесла, и он велит передать, что «придет сам благодарить рыцаря». Странная реакция, не правда ли? Вы представляете, если бы в блокадном Ленинграде в доме командующего фронтом появился солдат Вермахта с хлебом для его семьи? Абсурд! Но польский воевода не позвал стражников, чтобы схватить казачка, как лазутчика, и потом запытать до смерти (до принятия Женевской Конвенции ещё пройдут века), а благодарит его. Андрия даже не обыскивают при входе хотя бы на предмет яда для городского колодца. То есть отец-воевода точно в курсе всего происходящего. И только после этого панночка начинает есть принесённый хлеб. То есть от голода она не обезумела как напавший на Андрия по дороге житель города. А может и не голодна вовсе, как и её спящая мать. Голод завален трупами умерших в страшных мучениях людей, которых некому даже убрать, дабы избежать эпидемий, а у той же татарки хватает сил пробраться в осадный лагерь казаков и вернуться с Андрием. Но обо всё по порядку.

А у казака тем временем начинается настоящая истерика. Он, «полный и сердечных, и душевных, и всяких избытков», несёт околесицу: «Царица! Что тебе нужно? чего ты хочешь? прикажи мне! Задай мне службу самую невозможную, какая только есть на свете, – я побегу исполнять ее! Скажи мне сделать то, чего не в силах сделать ни один человек, – я сделаю, я погублю себя…». И далее в таком духе. А панночка смотрит на этот припадок чувств и говорит с печальным видом: «Не достойна ли я вечных сожалений? Не несчастна ли мать, родившая меня на свет? Не горькая ли доля пришлась на часть мне? Не лютый ли ты палач мой, моя свирепая судьба? Всех ты привела к ногам моим: лучших дворян изо всего шляхетства, богатейших панов, графов и иноземных баронов и все, что ни есть цвет нашего рыцарства. Всем им было вольно любить меня, и за великое благо всякий из них почел бы любовь мою. Стоило мне только махнуть рукой, и любой из них, красивейший, прекраснейший лицом и породою, стал бы моим супругом. И ни к одному из них не причаровала ты моего сердца, свирепая судьба моя; а причаровала мое сердце, мимо лучших витязей земли нашей, к чуждому, к врагу нашему. (…) Нужно, чтобы он речами своими разодрал на части мое сердце, чтобы горькая моя участь была еще горше, чтобы еще жалче было мне моей молодой жизни, чтобы еще страшнее казалась мне смерть моя и чтобы еще больше, умирая, попрекала я тебя, свирепая судьба моя, и тебя – прости мое прегрешение, – святая божья матерь!». Вообще-то поляки, особенно знатные, в то время называли жителей тогдашней Украины не иначе, как «быдло», что в переводе с польского означает «скот». А тут такие комплименты! Дочка воеводы говорит, дескать, дворяне, паны, графы, бароны, рыцари ко мне сватались, но я всем отказала, а вот  тебя полюбила по-настоящему и страдаю! И у Андрия в добавление к пылким чувствам резко поднимается самооценка, и он становится в собственных глазах рыцарем на белом коне! Его же и на входе рыцарем назвали. Ну вы можете представить себе свадьбу дочери олигарха и простого деревенского парня из какой-нибудь Вологодчины? А уж какую «печальку» умеет делать женщина, чтобы добиться своего, знают все женатые мужчины.

И казак понял полячку так, как она этого хотела: «Не слыхано на свете, не можно, не быть тому, – говорил Андрий, – чтобы красивейшая и лучшая из жен понесла такую горькую часть, когда она рождена на то, чтобы пред ней, как пред святыней, преклонилось все, что ни есть лучшего на свете. Нет, ты не умрешь! Не тебе умирать! Клянусь моим рождением и всем, что мне мило на свете, ты не умрешь! Если же выйдет уже так и ничем – ни силой, ни молитвой, ни мужеством – нельзя будет отклонить горькой судьбы, то мы умрем вместе; и прежде я умру, умру перед тобой, у твоих прекрасных коленей, и разве уже мертвого меня разлучат с тобою». А панночка и отвечает: «Не обманывай, рыцарь, и себя и меня. Знаю и, к великому моему горю, знаю слишком хорошо, что тебе нельзя любить меня; и знаю я, какой долг и завет твой: тебя зовут отец, товарищи, отчизна, а мы – враги тебе». Кажется, что она сожалеет, что они не могут быть вместе, так как осознаёт, в отличие от потерявшего голову Андрия, что он из вражеского войска и должен вернуться к своим. Однако это только на первый взгляд. Не случайно перечисление того, что зовёт казака назад,даётся в таком порядке. На самом деле панночка скрыто говорит: «Предай отца, товарищей и Отчизну – тогда я твоя!». Ибо предательство своего народа начинается с предательства родного отца. И Андрий окончательно сходит с ума: «А что мне отец, товарищи и отчизна! Так если ж так, так вот что: нет у меня никого! Никого, никого! Кто сказал, что моя отчизна Украйна? Кто дал мне ее в отчизны? Отчизна есть то, чего ищет душа наша, что милее для нее всего. Отчизна моя – ты! Вот моя отчизна! И понесу я отчизну сию в сердце моем, понесу ее, пока станет моего веку, и посмотрю, пусть кто-нибудь из козаков вырвет ее оттуда! И все, что ни есть, продам, отдам, погублю за такую отчизну!». Всё! Полное отречение от отца, товарищей и Отчизны – земли отцов! Потеряна связь с родом! Андрий, полностью вверивший себя во власть девушки, теперь – никто и ничто. Тут вбегает татарка и кричит: «Спасены, спасены! Наши вошли в город, привезли хлеба, пшена, муки и связанных запорожцев». Но, как точно пишет автор, «не слышал никто из них, какие «наши» вошли в город, что привезли с собою и каких связали запорожцев. Полный не на земле вкушаемых чувств, Андрий поцеловал в сии благовонные уста, прильнувшие к щеке его, и небезответны были благовонные уста». То есть полностью показана потеря разума Андрием. А спящая матушка потерпела бы ещё часок и без помощи «благородного» казачка.

В фильме, снятом по этой повести в 2008 году, к этому эпизоду добавлена ещё и постельная сцена. Сейчас редко что обходится без этого, надо же повысить число просмотров и кассовые сборы. Однако в повести ничего подобного нет. Так что, сограждане, читайте книги и верьте больше им, а не современным кинокартинам, которые больше гоняются за кассовыми сборами, чем за достоверностью. А по книжному сюжету свадьба назначена, «как только прогонят запорожцев». А в то время половые отношения до свадьбы считались блудом. Тем более знатной девушки с «быдлом». То есть постели у Андрия и панночки быть не могло, это позор для всего рода! Казачку поставили условие: он в составе польского войска должен осуществить вылазку из осаждённого города. Всё это рассказывает Тарасу Бульбе еврей Янкель, который проник в город, якобы чтобы забрать долг у одного из панов (нашёл время долги выбивать, матёрый кредитор), и видел Андрия в польских доспехах. Он также передаёт оторопевшему отцу слова непутёвого сына: «Скажи отцу, скажи брату, скажи козакам, скажи запорожцам, скажи всем, что отец – теперь не отец мне, брат – не брат, товарищ – не товарищ, и что я с ними буду биться со всеми. Со всеми буду биться!».
После этого из Сечи пришла весть о набеге крымских татар. Войско запорожцев делится надвое: половина выступает на Крым, другая остаётся осаждать Дубно. Тарас по понятным причинам остаётся со второй половиной. Сынка-то нельзя оставить без наказания.

Далее во время боя Тарас Бульба заманил в засаду Андрия, выступившего во главе гусарского (то есть элитного) полка, и убивает со словами: «Я тебя породил, я тебя и убью». Тот принимает смерть, «бледный как полотно». «Видно было, как тихо шевелились уста его и как он произносил чье-то имя; но это не было имя отчизны, или матери, или братьев – это было имя прекрасной полячки». Заметьте, в повести не называется имя «прекрасной полячки». У шекспировского Ромео была Джульетта, а у Андрия кто? Безымянная дочь воеводы. Как-то не очень романтично выходит.

Итак, вот как всё происходило на самом деле. Снова возвращаемся к моменту начала осады запорожскими казаками города Дубно. Гоголь подчёркивает, что женщины тоже участвовали в обороне, бросали камни, бочки, горшки, горячий вар и мешки с песком. А панночка, по словам татарки, видела Андрия с городского вала. То есть она участвовала в отражении штурма вместе со всеми. Храбрая девушка. Достойная дочь своего отца-воеводы. Естественно, отец с раннего детства рассказывал ей о своих военных делах, да и тогдашнее высшее образование у неё точно было. И у панночки вместе с отцом созрел коварнейший план. Они прекрасно знали одну восточную мудрость: «Хочешь победить врага, воспитай его детей». А уж женскому обольщению дочку наверняка научила старая татарка, побывавшая на своём веку не под одним паном. И историю с голодной умирающей матерью придумали для лучшего воздействия на сердобольного юношу. Ведь не факт, что голодная смерть самой панночки побудила бы его к предательству. Но мамочка… Кстати, не случайно в начале повести показано, что Андрий – маменькин сынок. Мамаша не даёт отцу драться на кулаках с приехавшим из бурсы младшим сыном после того, как он поборолся со старшим Остапом. Откуда панночка узнала такие подробности его жизни да и про его старую мать? (В фильме её убивают поляки, но мы изучаем первоисточник от гения, а не фантазии сценаристов). Ведь они не общались прежде (во время предыдущих встреч с ней Андрий молчал, как рыба). В повести показано, что евреи служили шпионами у поляков: «Жиды, однако же, воспользовались вылазкою и пронюхали всё». А Янкель как раз после прихода подкрепления доносит Тарасу Бульбе о предательстве Андрия. Таким образом, он вполне мог проникать в город и делать тоже, что и его соплеменники из Дубно, которых он знает лично и даже называет по именам. Янкель тоже мог быть причастен к плану воеводы и его дочери, так как сам был заинтересован в победе поляков, ведь его самого чуть не убили о время погрома в Сечи. И участь дубненских евреев была бы незавидной в случае взятия города. В повести сказано, что после поражения запорожцев у Дубно Янкель стал арендатором и корчмарём. Можно предположить, что его щедро «отблагодарили».

Более того, в повести ясно показано, что отец-воевода в курсе визита Андрия и точно знает, что тот не шпион и не диверсант, и полностью доверяет ему. И уж, конечно, знает, что Тарас вместо того, чтобы сражаться и командовать казаками, будет искать своего сынка-предателя, чтобы покарать по справедливости. И дочка это понимала не меньше его. Отец воспитал. Она ему верна и отважилась впустить вражеского бойца в дом. Но знала и то, что «попорчена» не будет. Ведь свадьба-то назначена после того, как прогонят запорожцев, а «жених» Андрий будет неизбежно убит. Автор повествует: «И погиб козак! Пропал для всего козацкого рыцарства! Не видать ему больше ни Запорожья, ни отцовских хуторов своих, ни церкви божьей! Украйне не видать тоже храбрейшего из своих детей, взявшихся защищать ее. Вырвет старый Тарас седой клок волос из своей чуприны и проклянет и день и час, в который породил на позор себе такого сына». Судьба Андрия была предрешена, когда он с отцовским хлебом последовал за татаркой. Польский воевода – талантливый полководец, одержавший победу, за которую будет награждён королём Речи Посполитой, не только оружием, но и своей дочерью, которую воспитал верной отцу, то есть себе. Он, таким образом, и переиграл атамана Тараса Бульбу, который хоть и разглядел в Андрии «пятую колонну» («Не доведут тебя бабы к добру!»), но мер не принял.

Вот что получается, если за точку отсчёта принять не любовь Андрия и панночки, а формулу предательства Отечества (Земли Отцов), которое начинается с предательства отца и приводит к полной потере адекватности и деградации личности, становящейся орудием для противника.

Profile

stasrus2009
Станислав Крутиков

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner