Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Коля из Уренгоя и совестливость



Журналист и писатель Виктор Шендерович написал на своей странице в Фейсбуке по поводу выступления школьника Николая Десятниченко в германском Бундестаге: «Беда такой Родине, где совестливый мальчик, способный так остро почувствовать чужую беду, принужден будет оправдываться».

«Георг был одним из 250 000 немецких солдат, которые были окружены советской армией в так называемом «Сталинградском котле». После прекращения боёв он попал в лагерь для военнопленных. (…) История Георга и работа над проектом тронули меня и подтолкнула на посещение захоронения солдат Вермахта вблизи города Копейск. Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не хотели воевать», - слова школьника из Нового Уренгоя, возмутившие патриотов и тронувшие, в свою очередь, либералов.

Напомню, по замыслу организаторов мероприятия, на котором выступал «Коля из Уренгоя», как его прозвали в Интернете, проходившего в рамках Всенародного дня скорби Германии, посвящённого памяти погибших в двух мировых войнах, речь произносили в Бундестаге по три школьника из Германии и России. Российские писали работы по истории жизни немецких военнопленных, а немецкие, соответственно, про советских.

На сайте радиостанции «Эхо Москвы» опубликованы тексты всех этих выступлений. И если Коля Десятниченко, а также Ира Кокорина, рассказывали, как они «опечалились», увидев могилы военнопленных, «невинных и желавших жить в мире», то их немецкие коллеги даже не упомянули сам факт того, что их страна без объявления войны напала на Советский Союз, и тем более не подумали называть советских солдат, попавших в плен к нацистам, «невинными». Так была названа лишь мирная советская гражданка Надежда Труханова. Осталось в стороне и отношение Гитлера к славянам, а также желание фюрера низвести население СССР до положения рабов. Зато было сказано, что советских военнопленных «на Родине часто заочно осуждали и даже судили, пусть это и не нашло отражения в документах». А где же это нашло отражение? Уж не у Солженицына ли, который любил писать «опыты художественного исследования»? Читали, знаем. Тут явно видны плоды уравнивания нацистской Германии и сталинского СССР, а то и демонизации истории нашей страны.

Кто перед кем должен каяться и проявлять «совестливость»?! Как, говоря о жертвах Второй Мировой войны, можно было забыть о нацистской идеологии, которая к этой войне привела?!

Другой журналист, обозреватель «Эха Москвы» Антон Орех написал в своём блоге на сайте этой радиостанции следующее: «Послушав выступление Десятниченко в бундестаге, штатные особо возбудимые граждане и депутаты немедленно заподозрили угрозу пересмотра итогов войны. Вот этот Коля выступил, потом еще какой-нибудь Петя или Гриша выступят и выяснится, что войну выиграли не мы, а фашисты. Я просто никак иначе не могу интерпретировать саму вот эту фразу о «пересмотре итогов». Какие итоги и как еще можно пересмотреть? Гитлер станет хорошим? Восточную Пруссию отдадут Германии?».

Гитлер хорошим, само собой, не станет. Как видно из выступлений немецких школьников, о нём просто позабыли. А вот что касается Восточной Пруссии, то есть нынешней Калининградской области, то тут Орех задал вопрос очень точно. Калининградский городской портал Эксклав.ру в апреле прошлого года сообщал о немецких некоммерческих организациях, которые организовывали стажировки для детей из Калининградской области по так называемым программам обмена. При этом, обмен был односторонним, а отбор очень жёстким. Одним из его критериев была потенциальная перспектива общественного роста кандидата на территории Калининградской области. Приоритет же был отдан детям сотрудников органов власти и военнослужащих. В рамках программы лучшие учащиеся 10-х классов год жили в Германии, учились в немецкой школе и проходили «практику» в немецких учреждениях, в том числе в полиции и в Бундестаге. После возвращения в Калининградскую область школьники оставались в поле зрения организации, дальнейшее их обучение и карьерный рост тщательно отслеживались.

Таким образом имело место не банальное переманивание «мозгов», а именно продвижение в органы власти Калининградской области людей, ориентированных на соседнюю Германию. Для чего? Можно строить различные предположения. При этом надо понимать, что в Германии имеются реваншистские силы, стремящиеся вернуть в состав страны Восточную Пруссию, частью которой до 1945 года была Калининградская область (остальные территории отошли к Польше).

А попавшие в весьма неловкую ситуацию новоуренгойские школьники, сотрудничали с неким «Народным союзом Германии по уходу за военными захоронениями», официальным лозунгом которого является: «Примирение над могилами – работа во имя мира». Однако во имя этого самого мира не стоит забывать о причинах Второй Мировой войны, главной из которой является нацистская идеология расового превосходства, которую породила «цивилизованная Европа», и которая живёт в головах современных русофобов.


Откровения Светланы Алексиевич



Журналист Сергей Гуркин 19 июня взял интервью у белорусской писательницы и лауреата Нобелевской премии по литературе 2015 года Светланы Алексиевич. После публикации его на портале инфорагентства Regnum, он был уволен из газеты «Деловой Петербург», руководство которой требовало снять текст с портала. Что же такого рассказала писательница? Полный текст на портале regnum.ru. Я же хотел бы рассмотреть фрагменты, вызвавшие бурное обсуждение в Сети.

Гуркин сразу же предупредил Алексиевич, что не согласен сей позицией по большинству вопросов, на что она ответила, что «интересно узнать образ человека, находящегося по ту сторону» и «что у него в голове».

В начале интервью писательница сказала, что в настоящее время общество потеряло ориентиры. По её мнению, Россия - страна войн и революций, а потому любая историческая неудача (например, перестройка) привела к тому, что «мы вернулись в военное, милитаристское состояние».

На возражение Гуркина, Алексиевич привела аргумент, что «если бы люди были другими, они бы все вышли на улицу, и войны на Украине не было бы», а в день памяти Политковской было бы столько же людей, сколько она видела в день памяти этой журналистки на улицах Парижа. И добавила, что ей «в страшном сне нельзя было представить, что русские будут стрелять в украинцев».

На напоминание, что на Украине произошёл переворот, Алексиевич возразила, сказав: «Это чепуха. Вы много смотрите телевизор». А на замечание Гуркина, что сторонники Майдана ходят с портретами фашистов Алексиевич заявила, что это следствие сопротивления, желания отделиться от России и «пойти в Европу», но, по её мнению, «когда они действительно станут независимым и сильным государством, этого не будет». «А сейчас они валят коммунистические памятники, которые и нам бы стоило повалить», - добавила нобелевская лауреатка.

Затем Гуркин напомнил Алексиевич про убийство писателя и журналиста Олеся Бузины, на что та ответила: «Но то, что он говорил, тоже вызывало ожесточение… Я понимаю мотивы людей, которые это сделали». Просто апофеоз «рукопожатости»! То есть по Политковской должна скорбеть вся страна, а мотивы «ожесточившихся» против Бузины она понимает!

Но дальше-больше. На замечание Гуркина об оправданиях для убийства Бузины, Алексиевич сказала: «Это не оправдания. Я просто представляю, что Украина хочет строить свое государство. По какому праву Россия хочет там наводить порядок?». То есть, строительство украинского государства, немыслимо без крови? И это при том, что оно продолжается вот уже 26-й год (к сведению бандеровцев и прочей нечисти, Киевская Русь – не Украина, тк отличается от неё так же, как Римская Империя от современной Италии) и, в принципе, до последней «цветной революции» это происходило довольно мирно.

А вот на вопрос, была ли писательница на Донбассе после того, как там началась война, та ответила, что не была, но смотрит телевизор и читает тех, кто об этом пишет, «честных людей», по её словам. Надо полагать, таких же честных, как и сама Алексиевич. И это притом, что писательница упрекнула Гуркина в том, что он много смотрит телевизор, когда речь шла о перевороте на Украине. Видимо, там просто других людей показывали. Но об том позже.

Далее разговор пошёл про русский язык. На вопрос, думали ли по-украински жители  Одессы или Харькова, Алексиевич разразилась рассказами про русификацию Белоруссии в царские и советские времена, как после Великой Отечественной войны туда въехали три миллиона русских и, по её словам, «они до сих пор там», ужас-то какой! И потому: «Была такая идея, что нет Белоруссии, что все это — великая Россия. Точно так же и на Украине. Я знаю, что люди тогда учили украинский язык. Так же, как сейчас у нас они учат белорусский, веря, что когда-то наступят новые времена». Новые времена? Намёк на белорусский «майдан» с последующей националистической дебилизацией населения, как в соседней Украине? И это притом, что сама Алексиевич пишет исключительно на русском языке.


На вопрос «в лоб», нужно ли отменить русский язык на Украине для вхождения в Европу, нобелевская лауреатка заявила: «Нет. Но, может быть, на какое-то время и да, чтобы сцементировать нацию. Пожалуйста, говорите по-русски, но все учебные заведения будут, конечно, на украинском». Далее Алексиевич добавила, что «другого способа сделать нацию нет», попутно упрекая Россию в русификации «занятых территорий». Интересно, а к чему тогда эти упрёки? Или украинизация чем-то лучше русификации?

А затем, напомнив писательнице её слова в других интервью о том, что эволюционный путь развития, безусловно, лучше того, что происходило на киевском Майдане, Гуркин спросил о её представлениях об том пути. Ответ был такой: «Глядя на поколения, которые пришли после того поколения, которое ждало демократии, я вижу, что пришло очень сервильное поколение, совершенно несвободные люди. Очень много поклонников Путина и военного пути. Так что трудно говорить, через сколько лет Белоруссия и Россия превратятся в свободные страны». Свободными же людьми Алексиевич назвала тех, кто придерживается «европейского взгляда на вещи». Более того, по её мнению, «там (в Европе то есть), действительно, ты идешь и видишь, что идут свободные люди, а у нас, даже здесь, в Москве, видно, что людям очень тяжело жить». И это «видно даже по пластике». Пластике участников гей-парадов? И почему это сторонники нашего президента – несвободные люди? Ведь это их вполне свободный выбор. Или он, по мнению, нобелевской лауреатки, неправильный?

В конце интервью уже пошёл откровенный спор вокруг событий на Украине и по поводу Церкви, и Алексиевич прервала интервью. Однако нобелевская лауреатка успела сказать достаточно для того, чтобы понять сущность либеральной общественности. Неужто, они и впрямь считают, что есть два мнения: их «свободное» и неправильное?


Герои и паникёры в повести Стивена Кинга "Туман"



В 1971 году в американском Стэндфорском университете Филиппом Зимбардо был проведён эксперимент. Добровольцы играли роли охранников и заключенных. Жили в условной тюрьме, устроенной в подвале факультета психологии. Заключенные и охранники быстро приспособились к своим ролям, и, вопреки ожиданиям, стали возникать по-настоящему опасные ситуации. В каждом третьем охраннике обнаружились садистские наклонности, а заключенные были сильно морально травмированы и двое были исключены. Эксперимент был закончен раньше времени.

Подобная ситуация, когда люди оказываются в незнакомой ситуации и проявляют свои скрытые качества и недостатки, показана в повести американского писателя Стивена Кинга «Туман», которая была опубликована в 1980 году и экранизирована в 2007 году (в российском прокате фильм получил название «Мгла»).

Действие повести происходит в небольшом городке Бриджтон в штате Мэн. После бури происходит катастрофа расположенной неподалёку на военной базе, и городок накрывает странный туман, из которого выходят прежде невиданные монстры. Люди, находящиеся в этот момент в супермаркете, оказываются в положении осаждённых. Как потом выясняется, на военной базе проводился эксперимент по открытию портала в иные миры, и ситуация полностью вышла из-под контроля военных.

Итак, покупатели оказались в супермаркете окружённые неведомой опасностью. Те, кто попытались выбраться, издали в тумане жуткие предсмертные крики, и больше их никто не видел. Связи нет. Радио молчит. Полиции нет. От воинской части остались двое безоружных солдат, отправившиеся в увольнительную и вместе со всеми застрявшие в супермаркете. Паники пока нет, но чувство неизвестности уже давит. Люди из поглощённых своими бытовыми заботами индивидов начинают группироваться, стремясь найти хоть какой-то выход из ситуации. Среди них сразу выделяется миссис Кармоди, владелица «Бриджтонского Антиквариата», которую местные жители считают сумасшедшей и относятся к ней так, словно она, по меткому выражению автора, «переносчица какой-то заразной болезни». Кармоди утверждает, что «в тумане смерть».

Дэвид Дрейтон, приехал в супермаркет с малолетним сыном Билли. Он художник, творческая личность. Его жена Стефани осталась дома. Он первым обнаруживает присутствие монстров по стуку во входную дверь склада. Тут у него возникает конфликт с Джимом и Майроном, которые хотят открыть эту дверь, тк забился выхлоп генератора. Они упорно не желают даже допустить, что снаружи есть что-то живое и опасное. В итоге, их стараниями дверь открывается, и какие-то щупальца утаскивают носильщика Норма. А прежде грозный Джим впадает в ступор и панически оправдывается, в отличие от Дэвида и менеджера Олли Викса, которые пытаются спасти носильщика, но безуспешно. Сам  Олли был также против открытия двери.

Тем временем сосед Дэвида Брент Нортон пытается собрать группу для выхода из супермаркета за помощью. Он конфликтует с миссис Кармоди, которая постоянно говорит про апокалипсис и уже в своём бреду предлагает сделать кровавое жертвоприношение, но тут же получает по лицу от другого человека. Также Нортон отказывается верить Дэвиду, так как считает, что тот его разыгрывает. У него давняя обида на него из-за проигранного судебного процесса. Нортон и несколько человек с ним уходят и пропадают в тумане.

Оставшиеся покупатели под руководством Дэна Миллера укрепляют окна и двери супермаркета, готовясь к обороне от врага, внешний вид которого ещё даже не представляют. Дэвид принимает активное участие в этом мероприятии, одновременно заботясь о сыне, который по понятным причинам боится. Из всех покупателей огнестрельное оружие, пистолет оказывается только у Аманды Дамфрис. Стрелять же умеет только Олли Викс, который часто тренируется в этом искусстве. Кроме того, он – ветеран войны во Вьетнаме. Вместе с Дэвидом с немногими другими смельчаками они сражаются с монстрами, которые пытаются ворваться в супермаркет.

Однако время идёт, и люди постепенно начинают терять самообладание. Некоторые сходят с ума, другие поглощают алкогольные напитки. Двое солдат, бывших в супермаркете, повесились. Их обнаруживает Олли, который зовёт на помощь Дэвида, чтобы спрятать трупы и предотвратить панику остальных. Видно, что Олли и Дэвид – товарищи, между ними полное доверие. После этого Дэвид уединяется с Амандой. Безусловно, это блуд, но иного способа сохранить самообладание они не находят.

А в это время миссис Кармоди продолжает свои «проповеди». К ней присоединяются всё больше людей, не знающих, на что им надеяться. Видя это, Дэн Миллер описывает происходящее Дэвиду так: «Она это еще одна причина, почему я хочу убраться отсюда, Дрэйтон. К вечеру рядом с ней будет уже шесть человек. А если розовые твари и птицы вернутся сегодня ночью, завтра утром у нее будет целая конгрегация. И тогда уже нужно будет беспокоиться о том, кого она прикажет им принести в жертву, чтобы результат был получше. Может быть, меня, или тебя, или этого Хатлена. Может, твоего сына. Люди, собравшиеся здесь, испытывают на себе сейчас нечто подобное воздействию восьмого круга ада. Их мозги сейчас как эти вот рамы. Уж про себя я точно могу сказать. Половину прошлой ночи я думал, что я свихнулся, что на самом деле я в смирительной рубашке где-нибудь в Данверсе, что я просто вообразил этих розовых тварей, доисторических птиц, щупальца, и все это исчезнет, когда выйдет хорошенькая медсестра и вколет мне в руку успокаивающего. Я скажу тебе, что произойдет. Чем больше люди свихиваются, тем лучше для некоторых из них она будет выглядеть. И я не хочу тут оставаться, когда это случится».

Проще говоря, паникёры, то есть слабые духом люди, склонные к боязливости, в безвыходной ситуации готовы поверить во что угодно. Даже в то, что в спокойной обстановке им показалось бы сущим безумием. Анализировать обстановку и предпринимать разумные действия они неспособны в принципе. И Дэн чётко понимает, что с такой массой паникёров и малым количеством людей, не поддавшихся депрессии и панике, ещё способных на сопротивление, оборонять супермаркет бессмысленно. «Бойцы» скоро закончатся, а остальные окончательно потеряют рассудок. Видно также, что он готовит Дэвида в качестве своего преемника на роль лидера здравомыслящих на случай своей гибели. Видно, что Дэн Миллер – прекрасный аналитик и прирождённый лидер. Он сохранил рассудок, справившись с искушением уйти от реальности, которое овладело многими. И самое главное, Дэн точно предсказывает роль миссис Кармоди и то, что для жертвоприношения она выберет кого-нибудь из людей, не поддавшихся панике, а может даже сына Дэвида. Святой Авва Антоний говорил: «Настанет время, когда люди будут безумствовать и если увидят кого небезумствующим, восстанут на него и будут говорить: «Ты безумен, потому что не подобен нам». Дэвид и сам понимает это, говоря в мыслях: «Миссис Кармоди обладала какой-то силой. Даже Стефф, обычно рациональная и рассудительная, упоминала её имя с некоторой настороженностью». Тем более что один из тех, кому удавалось с ней справиться – Брент Нортон уже был убит монстрами. А сторонников у этой кликуши всё прибывало.

Перед попыткой прорыва Дэн Миллер решает попытаться зайти в аптеку, расположенную рядом. Некоторым раненым после нападений монстров покупателям нужны лекарства. Несколько смельчалов, среди которых Олли Викс, Дэвид Дрэйтон, Джим Гронтдин, выступают в разведку. Перед выходом к ним обращается миссис Кармоди: «Ты умрешь там, Дэвид Дрэйтон! Ты хочешь, чтобы твой сын остался сиротой?». Аманда бросает в неё банку с зелёным горошком и пытается угомонить. Характерно, что основное внимание Кармоди уделяет Дэвиду. Однако вылазка заканчивается гибелью части группы. В числе погибших оказался Ден Миллер. А вот Джим убежал назад, не доходя до аптеки. Проявив до этого трусость у задней двери, он так и не смог собраться с духом и преодолеть себя.

Итак, лидер смельчаков Дэн Миллер убит, но Дэвид всё равно решает действовать по его плану, вспоминая слова одного своего друга-писателя о таких ситуациях: «Когда машины выходят из строя, - сказал он, когда технология терпит крах, когда система привычных религий рушится, людям все равно нужна какая-то опора. И даже зомби, крадущиеся в ночи, могут показаться явлением достаточно привлекательным по сравнению с экзистенциалистской комедией ужасов, вызванной к жизни разрушением озонового слоя под общим натиском миллионов аэрозольных банок с дезодорантами». А миссис Кармоди продолжает набирать «паству» и мирно угомонить её уже некому: пытавшийся сделать это, менеджер супермаркета Бад Браун избит Майроном – тем самым трусом, испугавшимся щупалец монстра у задней двери. «Некоторые из тех, кто еще днем раньше требовал, чтобы она замолчала, сегодня или были с ней или, по крайней мере, охотно слушали. Других же оставалось все меньше».

Вместе с Олли Дэвид составляет список тех, кого может взять с собой в машину для побега. Это те, кто помогал обороне супермаркета и не поддались речам Кармоди. Аманда в их числе. Она говорит: «Я готова на все, на любые шансы, только бы снова увидеть солнце». И Дэвид в мыслях соглашается с ней, говоря в мыслях: «Она очень близко угадала центр моих собственных страхов, того чувства почти полной обреченности, что охватило меня, когда я увидел, как щупальца выволокли Норма через загрузочную дверь. Сквозь туман солнце казалось маленькой серебряной монеткой, словно мы были на Венере... Дело было в самом тумане, который отбирал силу и лишал воли. «Только бы снова увидеть солнце». Она права. Одно это стоит того, чтобы пройти через ад». Он задаётся целью: прорваться к Солнцу, к свету. Эта цель мобилизует его дух, придаёт новые силы для борьбы. Теперь после гибели Дэна Миллера он стал лидером здравомыслящих людей. А вот миссис Кармоди, не прекращающая свои безумные «проповеди» после этого стала ассоциироваться у него с тьмой: «Голос ее сел, охрип, но все еще сохранял властную силу, и я подумал, что эту силу дал ей именно туман. Силу и способность затуманивать людям головы. Туман, отобравший у всех нас силу солнца. До этого она оставалась просто несколько эксцентричной старой женщиной с антикварным магазином в городе, где полно антикварных магазинов». И это правильное осознание ситуации в супермаркете скоро поможет ему.

При попытке выхода из супермаркета миссис Кармоди, уже полностью вошедшая в роль лидера паникёров, преграждает путь Дэвиду и его спутникам. «Вот такие люди виновны в том, что случилось! Люди, которые не желают склониться перед волей Всемогущего! Грешники в гордыне, надменные и упрямые! Из их числа должна быть выбрана жертва! Их кровь должна принести искупление!» - кричит она в припадке бешенства. И впадая в полное безумие, она провозглашает: «Нам нужен мальчишка! Хватайте его! Хватайте! Нам нужен мальчишка!». А когда Аманда пытается защитить Билли, миссис Кармоди призывает принести в жертву монстрам уже их обоих.

Единственный пистолет у Олли Викса, и он убивает Кармоди. Оставшиеся без лидера паникёры сразу же разбежались как испуганные овцы. Смельчаки получили возможность для прорыва. Но на пути к машине Олли и ещё одна женщина погибают. Остальные уезжают на машине Дэвида из города и далее ищут выживших, на чём повествование заканчивается. Оставшиеся в супермаркете, скорее всего, обречены, так как лишились и людей способных к сопротивлению и своего лидера, а сами собраться с духом уже не способны.

Итак, случилось то, о чём предупреждал Дэвида погибший Дэн Миллер: безумная старуха Кармоди выбрала для жертвы его сына. Почему именно его, а не самого Дэвида или, скажем, не Олли Викса? Люди в критической ситуации сгруппировываются вокруг лидеров: здравомыслящие и честные вокруг достойных лидеров, а паникёры – вокруг сумасшедших и дегенератов. Их безумие они принимают за харизму и силу характера. А адекватно разобраться в ситуации и мобилизоваться, им мешает их собственная трусливая сущность. Не случайно генералиссимус Иосиф Сталин во время приказывал расстреливать паникёров на месте. И сегодня среди воинствующих антисталинистов немало истеричных личностей. Трусы ненавидят героев, так как одно их наличие напоминает им о собственной порочной и мелочной сущности. Ненавидят, но всё же боятся. Потому лидер паникёров миссис Кармоди не решается отдать команду своих «адептам» схватить смельчаков Дэвида Дрейтона и Олли Викса. А вот сын Дэвида Билли подходит для её ритуала жертвоприношения. Он ещё мал и слаб, но оказался здесь в супермаркете с отцом, а не остался с матерью дома. Билли тянется к отцу-герою, будет учиться у него и сам станет достойным человеком, чего интуитивно не может допустить Кармоди, детей у которой, судя по всему, нет. Так что Олли Викс фактически выполнил приказ товарища Сталина, чем спас сына Дэвида Дрейтона и Аманду Дамфрис.

Вспомните, как быстро были разогнаны пионерская и комсомольская организации после распада Советского Союза в 1991 году, а в новой Конституции 1993 года была запрещена государственная идеология. И не было создано ничего, где молодёжь могла бы учиться достойным вещам: любви к Родине и товариществу. Зато с телевизоров посыпались призывы в духе «бери от жизни всё», а скрипучие голоса некоторых деятелей стали трубить, зачастую на иностранные гранты, что Великую Отечественную войну выиграл народ вопреки Сталину, что делало народ-победитель коллективным предателем. Всё это привело к деградации страны и общества. И лишь восстановление трезвого взгляда на героев и предателей, срыв покрова лжи с паникёров и вредителей поможет выбраться из этого кинговского тумана к Солнцу Великой Державы.

Журналистка Карина Орлова

Карина Орлова

Журналистка Карина Орлова обрела скандальную известность в январе прошлого года в связи с опросом на телеканале «Дождь» в передаче «Дилетанты», стоило ли сдать Ленинград немцам, «чтобы избежать сотен тысяч смертей». После чего поднялся скандал, который чуть было не привёл к закрытию самого «Дождя». Далее передача вместе с Орловой переехала на радиостанцию «Эхо Москвы» при помощи её главного редактора Алексея Венедиктова.

И вот 5 февраля в передаче «Особое мнение», в которой гостем был журналист Максим Шевченко, а ведущая Карина Орлова состоялся довольно интересный диалог. Начав разговор с ситуации на Донбассе и переговоров по этому поводу с участием Ангелы Меркель и Франсуа Олланда и Владимира Путина, произошёл спор по поводу того бывший или не бывший это регион Украины. Карина Орлова заняла сторону Украины, говоря, что жители Донбасса требуют пенсии и зарплаты от  властей этого государства, а также выразила сожаление, что украинская армия была разбита под Илловайском. Ну, кажется, ещё немного и она побежит на фронт с криком «Щё не вмерла…». Далее пошли в ход аргументы про пыточные подвалы, парады пленных (по словам Орловой, «чудовищное унижение»). Шевченко парировал явно неожиданным для журналистки аргументом, что основная масса пленных, которую украинская армия обменивает на своих солдат, это вовсе не ополченцы, а политические активисты из Харькова, Днепропетровска, Одессы и других городов. Потому и подобные парады не проводит.

Далее Орлова спросила, сколько нужно в тысячах военных людей, ополченцев, сепаратистов, чтобы окружить и держать в кольце в Дебальцево 6 тысяч украинских военных. Шевченко со знанием дела ответил: «Когда людей окружают, то как правило им перерезают коммуникации. Значит, к ним не поступает горючее, например. То есть их техника, страшная военная техника в какой-то момент становится просто неподвижной грудой железа. Которое может стрелять, но стрелять с места, не может двигаться. Когда к вам перестает поступать горючее, то из моторизованных частей вы превращаетесь просто в собрание людей, вооруженных стрелковым вооружением, или гранатометами, которые могут ходить только на своих ногах… При современном уровне вооружения окруживших даже может быть меньше, чем окруженных».

Далее Орлова заявила, что Шевченко называет её «либерал-фашисткой», но что тот спокойно ответил: «Вас я не называю. Вы журналист, у вас есть свои взгляды. Карина, вы не обстреливаете города, мне кажется, зря вы оправдываете обстрелы городов иногда. Мне кажется, зря вы иногда оправдываете карательные операции, зря вы становитесь на сторону киевского государства, которое воюет против украинского народа. Зря вы это делаете. Когда-нибудь вы прозреете и увидите, как оно было на самом деле». Далее разгорелся жаркий спор по поводу событий с момента одесской трагедии, ближе к концу которого, Максим Шевченко раскрыл термин либерал-фашизм: «Фашизм является фашизмом, это идеология, которая не говорит о расовом превосходстве того или иного народа, фашизм это идеология, которая считает, что нация и государство это одно и то же. А либерал-фашизм – это которые к этому еще добавляют эти мифологемы о современной свободе современного социального человека».

За день до этого 4 февраля в этой же передаче только с участием писателя Сергея Шаргунова обсуждалось решение Верховной Рады Украины лишить Виктора Януковича звания президента. На вопрос, достаточная ли эта мера для «сбежавшего президента» Шаргунов ответил: «На мой взгляд, юридически, по большому счету, довольно бессмысленная мера, и поскольку, заниматься страной, ее реформированием вроде особо сил нет, то, конечно, самое правильное – это оттаптываться на бывших политиках. Поэтому очередной виток идиотизма. Они же его свергли, ну а что, спустя год это протоколировать?» На что Карина Орлова тут же задала весьма провокационный вопрос: «Сергей, а как вы думаете, в негласном соревновании по принятию идиотических законов, кто побеждает: Верховная Рада ил Государственная Дума?».

В середине этой дискуссии, после нескольких вопросов про участие России в событиях на Украине Сергей Шаргунов заметил: «Понимаете, вы выстраиваете весь разговор исключительно с позиций поддержки Киева в нынешней ситуации. А я никого не идеализирую, я просто говорю о том, что все зашло очень далеко, и, к сожалению, просто так сесть и договориться, например, на киевских условиях здесь не получится». На вопрос Орловой, «почему», он ответил: «Потому что уже много-много тысяч людей, местных людей сражаются в рядах донбасской армии, потому что почти в каждой семье есть люди, которые погибли в этом страшном конфликте: сосед, брат, сват, и так далее. Так вот взять, и формально залечить эту рану не получится».

В общем, своеобразная журналистка с явным максимализмом. Однако в её неистовое желание разить противников киевской хунты неизменно разбиваются о взвешенную и конструктивную позицию собеседников, которые демонстрируют куда большую компетентность в обсуждаемых темах. Будем надеяться, что молодой задор Карины Орловой не доведёт её до очередного резонанского опроса, из-за которого на этот раз уже руководству радиостанции придётся краснеть перед гражданами страны.